Стеллажи, телефон (495) 642 02 91
Проектирование, продажа, монтаж лестниц и стеллажей. Стеллажи из различных материалов, простой конструкции и функционального дизайна, обеспечивающее безопасность хранения и удобство доступа.

Стеллажи всех видов

 

Лестница на эшафот


Лестница на эшафот (глава четвертая) - обсуждение произведений современной поэзии и прозы

4 Задремав, император так и не смог заснуть. Решив немного развеяться, он вышел из кабинета. Какая-то неясная мысль вертелась в его голове, но император не мог ухватить ее за хвост. Ему почему-то казалось, что он чего-то недосказал начальнику патрульной службы. И, решив обязательно все досказать, взял свой транспорт и отправился в космопорт. То, что увидел Спелёнкин на летном поле космодрома, впечатлило бы любого, кто давно не испытывал на себе перегрузок космоса. Поле заросло частоколом космических кораблей. Тупоносые звездолеты для экономии места стояли на кормовых дюзах, заполонив собой весь космодром без остатка. «Красотища!». Поднявшись в командный зал космопорта, Спелёнкин, игнорируя приветствие начальника космопорта, подошел к окну. Металлические корпуса заслоняли горизонт. - Корабли готовы к полету? - не оборачиваясь, вдруг осведомился император. - Да, Ваше Императорское Величество. - Чего же они тогда стоят? - Не могу знать, Ваше Императорское Величество. Разрешение на взлет они получили. - Свяжитесь с командиром эскадры. - Слушаюсь. Начальник космопорта подошел к пульту и вышел в эфир: - Башня первому, приём. - Первый на приеме, - тотчас отозвался динамик знакомым голосом. Император отобрал микрофон у начальника космопорта: - Почему не взлетаете? - Отдаю последние распоряжения, Ваше Императорское Величество. Мне нужно еще несколько минут. - Начальник патрульной службы с вами? - Да, Ваше Императорское Величество. Он включен в состав эскадры – мы дали ему корабли сопровождения для решения его проблемы. - Хорошо. - Император отключил связь. - Ну что, слышали? - нахмурился командир эскадры. - Сам Император приехал посмотреть на оперативность наших действий… Все поняли свои задачи в ходе полета? - командир эскадры сложил карту галактики. Капитаны закивали. - Тогда так и будем работать. Если будут возникать какие-либо вопросы, связывайтесь со мной. Капитаны снова закивали. - Тогда – в бой. Через несколько минут император увидел, как звездолеты, один за другим, стартуя, исчезали в ясном дневном небе. «Удачи вам, ребята». Собравшись на орбите, корабли смешанной эскадры, разделившись на условленные группы, направились по указанным их командиром адресам. - А что, не все летят с нами? - удивился начальник патрульной службы, когда увидел, что эскадра разделяется. - Нет, - сказал капитан соседнего корабля по радио, - у вас в помощь только мы. - И сколько нас? - Поскольку в вашем распоряжении только один корабль, то командир эскадры выделил вам шесть звездолетов сопровождения. - Значит, нас меньше десятка, - проговорил Глазвест. - Увы, да. - Тогда вы и разведчики будете делать все по-моему. - Глазвест о чем-то напряженно думал. - Хорошо, - согласился капитан соседнего корабля. И начальник патрульной службы знал, что их слышали капитаны других кораблей. «Летим», - подумал начальник патрульной службы. Выпрыгнув на орбите искомой планеты, находящиеся в режиме невидимости звездолеты легли в дрейф в ожидании приказа командира. - Итак, - начал тот. - Мир номер тысяча сорок четыре. - Штурман кивнул. - Это планета Эсперострова. И он – свежий делегат в Новой империи. - Старпом кивнул. - Провести сканирование. - Есть, - отрапортовал штурман и через минуту доложил: - Зафиксированы следы изменения состава атмосферы и сильного энергетического воздействия. - Очень интересно. Открываемся. Всем садиться! - Принял, - отозвался старпом, механически набирая команду для других кораблей. На космодроме их встречал сам Эсперостров: - Добро пожаловать. - Что случилось? - оборвав вступление, коротко спросил офицер. - Это трудно объяснить сразу… - Говорите как есть, - потребовал капитан. - Прилетали ждущие. Они забрали оборудование для звездолетов дальнего действия. - Не понял? Это что, заговор? - нахмурился капитан. - Заговор против Новой империи, - потупился Эсперостров. - Когда мою планету приняли в состав Новой империи, я решил сдать груз империи… Но не успел. - А зачем вы планировали напасть на Новую империю? - капитан пристально посмотрел в глаза Эсперострова. - Свести счеты за предательство. За предательство наших интересов. - Значит, вы уверены, что за грузом прилетали именно ждущие. Так? - Да. Только некоторые из ждущих знали, какую работу выполняли мои рабочие. - Очень хорошо. Если что случится, зовите на помощь. - Хорошо, офицер. Вернувшись на борт, капитан приказал подниматься. - Мы возвращаемся, - коротко приказал он. - Но сначала нужно передать две телеграммы. - Какие? - осведомился старпом. Вместо ответа капитан набросал на двух листках зашифрованные послания и вручил старпому: - От правильности передачи этих посланий сейчас зависит многое. По крайней мере, половина наших кораблей может попасть в переплет. - Слушаюсь, - отрапортовал старпом, садясь за аппарат дальней связи, чтобы отправить императору послание. Оказавшись на орбите нужной планеты, капитан флагмана звена разведфлота приказал сравнить показания с данными о планете. - Мир номер девятьсот семьдесят девять, - через минуту доложил штурман. - Планета Гриброста. Принята в состав Новой империи на прошедшем собрании. Сканирование показывает недавние изменения состава атмосферы. Больше ничего. - Хорошо. Открываемся и садимся, - приказал капитан. На космодроме их встречал сам Гриброст: - Как хорошо, что вы так быстро прилетели. - Что случилось? - Меня ограбили. Это были ждущие. Это они забрали собранное моими людьми оборудование. Это могли быть только они. - А для чего ваши люди изготавливали его? - Для звездолетов дальнего действия. Для целой эскадры звездолетов… Я признаюсь в заговоре, но планировал после принятия в состав Новой империи сдать груз… И не успел – ждущие прилетели раньше. - О вашем усердии будет доложено императору. Он это оценит, - ободрил его Глазвест. - Благодарю вас. - Улетаем, - приказал Глазвест, подмигнув командиру звена. - Что происходит? - осведомился тот по радио, когда звездолеты поднялись на орбиту планеты Гриброста. - Он – предатель, - заявил Глазвест по радио. - Я сам отправлю сообщение императору. Но сначала… - Не сметь! - закричал командир звена в микрофон, но было уже поздно. Мощная волна заметно сотрясла планету, превратив ее в кладбище. - Возвращаемся, - коротко приказал командир звена. Пискнув, компьютер на столе императорского кабинета включился, и на его мониторе появилось сообщение. Прочитав его, Спелёнкин не проронил ни слова. Открыв карту галактики, он стер на ней две точки, подумав: «Только бы больше не было в теле империи предателей. Такие занозы из тела империи вырывать больно. Но делать это надо нещадно». *** Путь от лаборатории до полигона, на котором Доктор взорвал у пациента на голове ракету, был не близкий. Но его им пришлось преодолевать пешком – Доктор был вынужден экономить энергию гравитационных двигателей аэрокара и беречь топливо. - Жаль, что население вашей планеты не выжило, - посетовала Глория. - Тебе бы не понравилось здесь жить, будь тут мои сородичи, - отозвался Доктор. - Это почему же? - Потому что все последнее время цивилизации мои сородичи занимались созданием смертоносного оружия, дабы уничтожить соседей. - А где ты был в это время? - Я гостил в соседней солнечной системе. - Ты выжил. - Да – война резко прекратилась. Впрочем, как и началась. Когда я вернулся домой, то оказалось, что планета мертва. Те, кто вернулся со мной, помогли собрать здесь все необходимое. А потом, когда они улетели, я встретил тебя. - Я упала тебе на голову, - засмеялась Глория. - Да, то падение я не забуду никогда, - подхватил Доктор. - Твой звездолет падал так круто, что трудно было поверить, что на нем останутся живые люди. - Мне повезло – в последний момент я успела застегнуть на кресле ремни. - Ага. Замок заклинило, и мне пришлось срезать их, чтобы вытащить из искореженного корабля твое израненное тело. Тем временем они добрались до края воронки. - Ну, кто первый? - Всегда проверяют на менее ценных членах экипажа, - заявила Глория, уверенно направившись к центру воронки. Провожая любимую полным надежды взглядом, Доктор держал в руке пульт от ракетной установки, находящейся в нескольких километрах от полигона, каждая ракета которой уже была нацелена на середину воронки. Дойдя до центра воронки, Глория остановилась и обернулась, дав Доктору понять, что готова к основному испытанию. «Только бы получилось», - мелькнуло в голове Доктора. Нажав на пульте кнопку, через пару секунд он увидел, как она скрылась в огне. С замиранием сердца мужчина ждал появления женщины, и едва не рванул к появившемуся из черного смога скелету. Тот, как ни в чем не бывало, шел навстречу, постепенно обрастая тканями. К Доктору Глория подошла уже с восстановившимся телом. Облачившись в предложенную одежду, она спросила: - Ну что, впечатляет? - Да. Очень, - Доктор внимательно смотрел на Глорию, все еще не веря в то, что она прошла сквозь занавес смерти. - Ну, что теперь? - она серьезно взглянула ему в глаза. - Теперь можно… нужно созвать всех наших. - Хочешь им себя показать? - Посмотреть на их перекошенные от страха лица. - Как интересно. - Именно. Ладно, пошли назад. Нужно отослать пригласительные. В лабораторию они возвращались в обнимочку… Когда в небе над лабораторией появился первый корабль, Доктор не воспринял это как угрозу своему маленькому космодрому. Но когда в небе объявилось еще несколько звездолетов, Доктор поднял тревогу. - Внимание всем кораблям! - сказал он по рации. - Срочно вернуться на орбиту! Это приказ! Когда Доктор выглянул наружу, то уже никого не увидел. «Вот и хорошо», - подумал он, и вышел в эфир: - Соберитесь на борту одного корабля и спускайтесь. Можете, впрочем, воспользоваться телепортационными установками, если вы их собрали. Ответа не последовало, хотя Доктор его и не ждал. Выйдя из здания космопорта, он увидел, только чистое небо. Вдруг его внимание привлекли неясные звуки, доносившиеся из-за здания космопорта. Обойдя двухэтажное здание, Доктор увидел весьма занимательную картину, которая заставила его улыбнуться. Делегаты появлялись прямо на стене здания – в том месте, где между первым и вторым этажом был карниз – и спрыгивали на землю. При этом не всем удавалось нормально приземлиться. Посему несколько делегатов заметно хромали. Заметив, что Доктор высматривает кого-то в толпе, кто-то из делегатов сказал: - Вместо Русстава от их планеты прислан делегат Райисо. Упомянутый невысокий и молодой делегат протолкался через толпу к Доктору: - Райисо. - Доктор. - У нас про вас слагают легенды. - Приятно слышать. А теперь прошу на полигон. - Зачем? - услышал Доктор за спиной вопрос. Обернувшись, он высмотрел в толпе Райисо. - Увидите. Подождите немного. По лицу нового делегата, Доктор понял, что тому очень интересно посмотреть, что такое этакое Доктор собирается им показать. Вскоре они оказались на краю все той же воронки. - А что это за воронка? - снова спросил Райисо. - Здесь некогда был город. - Доктор погрустнел. - Но из-за взрыва атомной электростанции весь город был стерт с лица земли. Действительно, воронка была не просто большой, она была огромной. - Итак, мы на месте. Думаю, что то, что вы сейчас увидите, вас впечатлит. Некоторые из делегатов недоверчиво посмотрели на него, некоторые – удивленно. - Хорошо, - сказал Доктор. И позвал: - Глория! - Я здесь. - Вы готовы? - спросил Доктор. - Да. - Тогда по моему сигналу. Повернувшись к делегатам спиной, Доктор разделся догола, и, сложив одежду там, где стоял, направился к середине воронки. Остановившись в центре воронки, Доктор повернулся и махнул рукой. Глория нажала кнопку, и через несколько секунд мужчина исчез в огне. Делегаты почувствовали горячее дыхание взрывной волны. Когда огонь угас, все увидели твердой поступью шагающий к ним скелет, на ходу обрастающий тканями. К делегатам Доктор добрался с уже восстановившейся структурой тела. Одевшись, он спросил: - Ну, как? Ответом был гром аплодисментов. - Мы опробовали на себе вакцину, которую предлагаем и вам. Результат вы видели, и, как я понимаю, оценили. Снова грянули аплодисменты. - Теперь к делу. Вижу, вы собрали телепортационные установки. Это хорошо. Теперь что касается вакцины: кто из вас хочет приобрести таковую? - А какова цена? - осведомился кто-то из делегатов. - Себестоимость препарата мала. Но ведь вам нужно много вакцины. А посему прошу на склад нашей лаборатории. Но перед тем как вы отправитесь на склад, прошу минуточку внимания: вам стоит запомнить, что у меня есть антидот вакцине. Замыкая строй, Доктор, сосредоточившись на собственном организме, остался доволен регенерацией тканей. *** Долго не мешкая, Тристарс связался с Сторейсом. - А, это вы, Тристарс. - Сторейс сразу узнал голос собеседника. - Что, проблемы с вашим оружием? - Нет. Тут другое… Это не телефонный разговор. - Хорошо, - с минуту подумав, согласился Сторейс. - Прилетайте ко мне. Поговорим. - Слушаюсь. Покинув свою резиденцию, Тристарс приехал на космодром. - Господин Представитель, - встретил его начальник космопорта, - чем могу быть полезен? - Люди Тронстоуна возвращались? - Еще нет. - Хорошо. Время еще есть, - проговорил Тристарс. - Вот что: как только прилетят люди Тронстоуна, пусть Тронстоун найдет меня у Сторейса. - Понял. Оторвавшись от бетонного полотна космодрома, звездолет Тристарса исчез в небе. Все время недолгого полета Тристарс провел в раздумье: «Как это ждущие миры решились на открытое нападение? Да и кто из этих самых ждущих смог осмелиться на такое?». В какой-то момент в дверь каюты постучали. - Войдите. - Прилетели, господин Представитель. - В дверях каюты стоял старпом. - Уже? - Тристарс нахмурился. - Сколько ж времени прошло? - Четыре часа по бортовому хронометру. - Или сутки по планетарному, - добавил вполголоса Тристарс. На поле его ждал аэрокар Сторейса, который быстро доставил делегата к хозяину планеты. - Ну, что у вас за нетелефонный разговор? Сторейс был явно не в духе. И Тристарс это отлично понимал. - Говорите. - Во время собрания на два мира из состава Новой империи были совершены дерзкие нападения. - Чьи это миры? - Эсперострова и Гриброста. - Интересно. Разборка с бывшими соратниками, - размышлял вслух Сторейс. - И это сделал кто-то из ждущих? - Как вы догадались? - Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что эти двое не успели дать ждущим того, что те с нетерпением ждали. - Сторейс внимательно посмотрел на Тристарса. - Блоки для звездолетов дальнего действия, - механически проговорил тот. - Ждущие готовят операцию, которая должна будет поставить точку. В чем именно, не знаю. Но что «точку» - это точно. - Что будем делать? Соберем делегатов Новой империи? - Думаю, не стоит. Знаете, где живут Эсперостров и Гриброст? - Да. - Тогда устроим допрос каждого в отдельности. С пристрастием, - улыбнулся Тристарс. В этот раз перелет был дольше. Прилетев на место, Тристарс сам дважды проверил абсолютные галактические координаты. - Мы на месте. - Вот только, похоже, это уже не планета, а кладбище, - заметил Сторейс. - Не понял. - Планета мертва. И, насколько я понял, это случилось недавно – следы применения нейтронного оружия совсем свежие. Допроса не будет. - Может, слетаем к планете Эсперострова? - Не вижу смысла – думаю, с ней произошло то же самое, что и с этим миром. Возвращаемся. - Сторейс хмурился. - На обратном пути еще поговорим. В этот момент с пульта связи раздался противный писк вызова. - Срочный вызов, - Сторейс посмотрел на Тристарса. - Кто бы это мог быть? - Включайте. Сейчас посмотрим, кто это. Взяв трубку, Сторейс нажал нужную кнопку. Наскоро залатанный в нескольких местах звездолет висел, словно на невидимом якоре, в межзвездном пространстве, и, казалось, просто прохлаждался. Вот только постоянно сотрясающие борт конвульсии нельзя было назвать радостными, а тем более сладостными. И это говорило только о том, что внутри этого железного монстра происходили довольно-таки странные процессы. Построенный внутри корабля из случайных материалов силовой коридор соединял шлюз и находящийся в трюме свинцовый контейнер. То там, то здесь коридор подпитывали различные приборы, направляющие по коридору смертоносное оружие в нужную сторону. Но в коридоре было несколько крутых поворотов, спотыкаясь на которых новоиспеченные «черные сердца» заставляли звездолет сотрясаться всем телом. Большинство экипажа находилось на мостике – подальше от устрашающего коридора. И только двое находились вблизи коридора: Миша засел возле шлюза, Рома прятался возле контейнера в трюме. И постоянно переговаривались по внутренней связи, дабы избежать появления в корпусе корабля новых дыр – вырываясь из силового коридора, «черные сердца» стремились обратно в космос, и, не разбирая дороги, ломали любые преграды – и, разумеется, их слышали на мостике. - Мостик – трюму, прием, - наклонился Саша к пульту связи. - Трюм на приеме, - тотчас отозвался динамик. - Рома, что там с контейнером? - Почти полный. - Хорошо. Главное – не допустите переполнение контейнера. - Тогда через несколько минут надо останавливать процесс добычи «черных сердец».

- Отцепитесь от облака, уберите коридор, закройте шлюз и контейнер, и поднимитесь на мостик.

- Понял. Отключив пульт, Саша сказал: - Готовим возвращение. - Возвращаться как будем? Обычным путем или туннельным? - осведомился Вася. - А мы сейчас спросим, - отозвался Саша. - Канал связи с Тристарсом. - Есть. - Слушаю, - отозвался через минуту динамик незнакомым голосом. - Тристарс? - А кто его спрашивает? - Саша Громов. - А, это вы. Тристарс у Сторейса. - Благодарю. - Кстати, груз набрали? - Да. - Хорошо. - И динамик смолк. Набрав нужный канал связи, Саша услышал: - Сторейс. - Это Саша Громов. Тристарс у вас? - Да. Минуту, - и уже знакомый голос сказал: - Тристарс. - Господин Представитель, груз набрали. Куда везти? - К Сторейсу. Как раз поспеете к собранию. Адрес знаете? - Да. - Тогда ждем. - Понял. Отключив рацию, Саша распорядился: - Ложимся на новый курс. - Слушаюсь. - Гена нанес новые координаты на звездную карту галактики. В этот момент на мостике появились Миша и Рома. - Работа закончена. Мы готовы к полету. - Хорошо. Теперь – к Сторейсу, - приказал Саша. - Слушаюсь. - Повернув корабль, Витя включил маршевые двигатели. *** Синокко находился в своем кабинете, когда зазвонил телефон. - Слушаю, - сказал он в трубку. - Господин Представитель, это начальник космопорта, - сказали на том конце провода. - Вам лучше прилететь на космодром. - Что случилось? - Все хорошо. Даже очень, - ушел от ответа начальник космопорта. - Но вы приезжайте. - Хорошо. Отключив связь, Синокко закончил начатый отчет, и, собравшись, примчался на космодром. То, что он увидел, взволновало его больше, чем что-либо другое. Из цехов, один за другим снимаясь со стапелей, вылетали звездолеты. Рискуя сгореть в выхлопных газах кормовых дюз, перед цехами стоял начальник космопорта. В руках он держал рацию, по которой отдавал приказы капитанам звездолетов. Увидев Синокко, он вытянулся по стойке «смирно»: - Господин Представитель, я приказал им уходить на орбиту. - Ясно. Рацию, - потребовал Синокко, и, получив ее, уже по эфиру распорядился: - Говорит Синокко! Внимание всем звездолетам! Уводите корабли на третью планету и прячьте в каньонах. Вернетесь на катерах. Ответа не последовало, но Синокко был твердо уверен, что его услышали – звездолеты начали исчезать в небе. Вскоре капитаны вернулись на катерах. Не прошло и часа как в небе появилось несколько звездолетов, и без спроса пошли на посадку. Синокко не был удивлен, ему было неприятно смотреть на имперские войска. Встречать пришлось одного человека. - Ответственный за планету, Синокко, - представился Синокко. - Чем обязан столь массированному визиту? - Имперская разведка, - представился гость. - Уведомляю вас, Синокко, в том, что ваш мир включен в число кандидатов на принятие в состав Новой империи. - Чем обязан столь неожиданному решению? - В связи с определенными событиями, о которых вам знать необязательно, ваша планета, как самая перспективная в техническом отношении, с четырьмя другими мирами рассматриваются для возможного, в дальнейшем, принятия в состав Новой империи. Мы прилетели с проверкой. - Что ж, прошу. Ищите, проверяйте. Начальник космопорта составит вам компанию. - Слушаюсь, господин Представитель, - отозвался тот. - Удачной охоты, - съязвил Синокко. Встретив взгляд капитана, Синокко понял, что тот прилетел с какими-то совершенно определенными задачами, суть которых он не хотел выдавать. «Ищите», - пронеслось в голове Синокко, и он сказал начальнику космопорта: - Если что – я в своей резиденции. Тот только кивнул в ответ. По дороге к резиденции, несколько раз меняя маршрут, Синокко проверил, не следят ли за ним имперские ищейки. Нет. Не следили. «Не хватало, чтобы они еще завалились в мой кабинет». Синокко было чего бояться. На его рабочем столе в его кабинете ожидали доработки и отправки пять отчетов. Два из них опасения не вызывали. А вот три других касались как раз их союза. И эти три отчета ждал сам Квазаранас. «Если Квазаранас не получит эти три отчета, у меня будут проблемы. А если их найдут имперские разведчики, будет еще хуже». Сняв трубку с пульта прямой связи, Синокко набрал канал связи с Квазаранасом: - Это Синокко. - Слушаю вас. - У меня проверка. Нужно спрятать кое-какие документы. - Телепортируйте их мне, - с готовностью отозвался тот. - Хорошо. Тогда ждите передачи.

Положив трубку, Синокко включил установку, и, настроив канал передачи, отправил отчеты. Бумаги исчезли, а вместо них на дне камеры появилась записка: «Бумаги принял. К.».

«Аппарат работает. Теперь нас не так просто будет застать врасплох». И оказался прав. Примерно через час ожил динамик внутренней связи и голосом секретарши сказал: - К вам инспекция. - Пусть заходят, - отозвался Синокко, заканчивая отчет по организации добычи полезных ископаемых в труднодоступных районах планеты. Появившиеся в дверях гости подошли к столу Синокко: - Что пишем? - Вот, - Синокко показал только что законченный отчет. В некоторых местах чернила еще не успели высохнуть. - Хорошо, - сказал один из разведчиков. Перерыв все бумаги, и не только на столе, отчего пол в кабинете побелел, инспекторы молча откланялись. «Ищейки. Всегда были и будут ими», - зло подумал Синокко. Вскоре перезвонил начальник космопорта: - Господин Представитель, разведчики улетели. - Они что-нибудь нашли? - Нет. - Хорошо. Если что, я тут. - Понял. Отключив пульт связи, Синокко вызвал секретаршу, чтобы вдвоем собрать с пола разбросанные документы и разложить по своим местам. Справившись с этим, Синокко набрал на пульте канал связи Квазаранаса: - Квазаранас? Это Синокко. - Слушаю вас. - Похоже, началась большая чистка. Разведчики под предлогом проверки мира перед принятием в состав Новой империи потрошат все ждущие миры. Видимо, они хотят быть уверенными в том, что мы не развяжем войну против империи. - Спасибо за сведения. У вас проверка закончилась? - Да. - Тогда возвращаю вам ваши документы. И жду их в готовом виде как можно скорее. - Постараюсь. - Тогда – до связи. Положив трубку, Синокко вышел в приемную и забрал из камеры телепортационной установки возвращенные Квазаранасом отчеты. Занявшись ими вплотную, Синокко их вскоре закончил, и уже со спокойной душой без предварительного звонка, лично отправил Квазаранасу. Не успел он вернуться в свой кабинет, как на пульте прямой связи раздался писк вызова. - Синокко. Слушаю. - Это Квазаранас, - сказали в трубке. - Вот что, Синокко, всем нам придется затаиться. На какое-то время. Так надо. - Ясно. - Тогда пока никакой самодеятельности. Я сам во всем разберусь. Ждите моего звонка. *** Приземлившись, звездолет выключил двигатели. Но пассажиры не спешили выходить из него. И Посланник, и следователь сидели в своих креслах, наблюдая за происходящим снаружи. - Чего сидим? Кого ждем? - наконец, осведомился Глеб. - Нас должны встретить роботы, - обронил Посланник. - А мы не можем встретиться на поле? - Нет, - вздохнул Посланник. Похоже, следователь его уже утомил. - Космодром находится под прицелом нейтронных и лазерных орудий. И без роботов нам на поле делать нечего. - Жестоко, но справедливо, - заметил Глеб. - Это главное условие нахождения здесь. Все перемещения под контролем роботов. - Тогда подождем. Ждать пришлось недолго. Появившиеся на поле космодрома роботы прямиком направились к их звездолету, и сразу поднялись на мостик.

- Добро пожаловать, - первым сказал Посланник. Он был заинтересован в скорейшем начале работы, для чего было необходимо найти язык общения с местным населением.

- Добро пожаловать, - отозвался один из трех роботов. - Доложите цель вашего визита. - Мы прилетели по указанию императора, чтобы посетить архив, - произнес Посланник. С минуту помолчав, роботы повернулись к выходу: - Можете выйти. Мы ждем снаружи. И покинули мостик. - Начало хорошее, - оценил шансы Посланник. - Посмотрим, что будет дальше. Выйдя наружу, гости увидели, что звездолет окружен роботами. Готовые или помочь, или расстрелять их. Переглянувшись, Глеб с Посланником открыли трюм, силами бортовых роботов выгрузили привезенное оборудование, и, сложив на антигравитационные тягачи, направились в нужную сторону. Идти пришлось пешком – роботы под угрозой оружия запретили живым перемещаться на любых транспортных средствах. - Похоже, нам не доверяют. - Я бы тоже не доверял прилетевшим неизвестно откуда и рвущимся в святая святых империи посторонним, - отозвался Посланник. - Как интересно, - съязвил Глеб. - Это роботы, - обронил Посланник. - Они логичны. - Их логика убийственна. - Поэтому здесь нет живых аборигенов. - Далеко нам идти? - осведомился землянин, когда они с роботами вышли за пределы космодрома. - Сто одиннадцать метров, - доложил робот. - Но ведь здесь ничего нет, - недоуменно сказал Глеб. Роботы промолчали, а Посланник указал под ноги. - Что, под землей? - удивился Глеб. - Именно, - заговорщически произнес Посланник. Тут они заметили, что роботы остановились. - Что, пришли? - Пришли, - ровным голосом произнес робот. - Займите свои места, - сказал другой робот. - Какие это «свои»? - не поняли живые. Но роботы молчали. Оглядевшись, Глеб и Посланник увидели две площадки, по которым распределились роботы. - Лифтовые площадки? - нахмурился землянин. - Похоже на то, - подхватил Посланник. Став на разные площадки, гости приготовились ко всему. Через несколько секунд из-под ног людей выдвинулись перила, и площадки исчезли под землей. Людей спасло то, что они успели схватиться за перила – площадки лихо неслись вниз. Но падение должно было прекратиться. И оно прекратилось. Площадки остановились с такой силой, что ящики перевернулись и едва не придавили землянина. - Весьма изобретательно, - с трудом встав на ноги, сказал Глеб. Перила скрылись, люди и роботы продолжили движение. Вскоре коридор, по которому они шли, закончился большими, широкими дверями. - Архив, - сказали роботы. - У вас всё под землей? - спросил Глеб. - Да, - робот был беспристрастен. - Вы останетесь здесь до окончания своей работы, - сказал другой робот. - А как мы сможем вас вызвать? - Он знает, - робот указал на Посланника. - Но как? - не понял Глеб. Но роботы уже повернулись и пошли прочь. - Что происходит? - Глеб сердито посмотрел на Посланника. - Я знаю, где находится переговорная система. - Переговорная? Она им нужна? - В общем-то, это пульт связи, с которого можно вызвать роботов, чтобы они забрали нас отсюда. - Вы что, бывали здесь раньше? - Да, однажды. В этот момент ворота их этажа с грохотом закрылись. И открылись двери архива. - Надеюсь, нам хватит воздуха, - с надеждой проговорил землянин. Архив представлял собой огромное помещение, уставленное стеллажами, на полках которых лежали запыленные диски. - Лазерные диски? - изумился Глеб. - Но это же… - Да, старо, - оборвал его Посланник. - Но в чрезвычайной ситуации эту технологию можно легко восстановить. - Надеюсь, считыватель где-то тут рядом. - Считыватель возле дверей, на столе, - Посланник указал в нужном направлении. - Хорошо. - Вот только у нас очень мало времени, чтобы найти нужные нам данные. - Теперь моя очередь, - с довольным лицом Глеб взялся за распаковку ящиков. К большому изумлению Посланника из одного из ящиков выскочили роботы. - Вы сами сказали, что у нас мало времени, - уточнил Глеб. - Они помогут ускорить работу. - Похоже, вы многое предусмотрели. Собранный аппарат Глеб поставил на входе в архив, и, подключив к планетарной энергосистеме, включил его. - Все очень смутно, - озадаченно проговорил Глеб. - За какой период нам нужны данные? Посланник, застыв, задумался. 5 © Copyright: Вадим ДомбровичПросмотреть профиль автора
Комментарии: 00

www.beesona.ru

Лестница на эшафот (глава пятая) - обсуждение произведений современной поэзии и прозы

5 Корабли возвращались. Они возвращались отовсюду, куда были посланы императором. У каждой экспедиции была своя информация для императора, но, в отличии от Глазвеста, они не желали докладывать императору о своих результатах полетов по радиосвязи. Они желали лично доложить императору о своих достижениях. Словно птицы перелетные, корабли разведки стекались обратно, на родину. На планету императора. Сам император с нетерпением ждал возвращения разведфлота так, будто от него многое зависело в этой пока необъявленной войне.

«Неужели то, что брат говорил, действительно надо сделать?», - с тревогой думал Спелёнкин.

Он не знал, как применить слова брата на деле. Он помнил его слова, как свои, но не мог сопоставить их с реальностью.

Он не знал, как быть.

«Будущее покажет, - решил он. - Послушаем разведчиков». Не дожидаясь вызова с пульта связи, император взял свой транспорт и приехал на космодром. Его встречал начальник космопорта: - Ваше Императорское Величество, за время вашего… - Не надо, - оборвал его Спелёнкин. - Корабли разведфлота вернулись? - Корабли разведфлота на подходе. - Очень хорошо. - Император внимательно посмотрел в небо. Вскоре в небе начали появляться звездолеты. Проносясь над головой императора, они один за другим с протяжным воем приземлялись на площадки, которые им указывали операторы космопорта. «Интересно, почему это они используют маршевые двигатели, а не гравитационные? - думал Спелёнкин. - Неужели у них проблемы с ходовой?». Поднявшись в командный зал, император вышел в эфир: - Всем капитанам собраться в конференц-зале космопорта. - И не дожидаясь ответа, выключил рацию. «Пусть потрудятся лично доложить о своих достижениях», - уже зло подумал Спелёнкин. Но люди на поле начали появляться только после того, как приземлились все корабли – адское пламя корабельных дюз могло в мгновенье ока испепелить человека, даже случайно попавшего в струю раскаленного газа, от которого на бетонном поле осталось немало черных пятен, служивших своеобразной отметиной стоянки для корабля. По мере приближения к зданию космопорта компания капитанов росла. Заполнив конференц-зал до отказа, капитаны, замолчав, приготовились слушать императора. Оглядев собравшихся, Спелёнкин нашел начальника патрульной службы. - Глазвест, идите сюда, - сказал он. - Доложите результаты своего полёта. Протолкавшись к императору, тот повернулся к другим капитанам: - Группой кораблей, с которыми мне пришлось летать к мирам Эсперострова и Гриброста, планеты были уничтожены. Потому что Эсперостров и Гриброст предали своих соратников. И дело не в том, что те являются нашими оппонентами, а в самом принципе: предавший однажды, уже не свернет с этого пути. - А среди нас нет святых, - снова донеслось из толпы. - Это не значит, что наша мораль должна строиться на предательстве … - Ладно, хватит, - оборвал его Спелёнкин. - Выяснять отношения будете в другом месте. А сейчас пусть ко мне подойдут остальные командиры групп и доложат о своих полетах. И еще посмотрим, кто заслуживает порицания, а кто – нет. К императору с Глазвестом протолкались еще люди, одетые в комбинезоны капитанов. Начав, было, говорить, командиры групп кораблей – а выстроилось их перед остальными пятнадцать – скоро запутались в своих показаниях. Что привело императора в некоторое изумление. Ситуацию решил распутать командир эскадры: - Сдать результаты проверок. Каждый из капитанов групп кораблей достал отчет и отдал командиру эскадры. Тот, прочитав бумаги, передел их императору. Получив документы, Спелёнкин быстро просмотрел их. Каждая из них содержала стандартную процедуру проверки планеты. И только две последних бумаги рассказывали о происшедших трагедиях на двух планетах Новой империи. - Кто высаживался на проверяемые планеты? - нахмурился Спелёнкин. - Только командиры групп, - донеслось из толпы. - Вы что, не могли сказать, что на проверенных вами планетах все в порядке? - обратился император к командирам групп. Но командиры смогли проговорить только что-то невнятное, словно были загипнотизированы. - Они невменяемые, - донеслось из толпы. - В карантин их, - шумела толпа. - Не надо карантина, - из толпы выбрался один капитан, и, заглянув в глаза каждого из командиров, добавил: - Они одурманены нейротоксинами. Это один из способов гипноза, после которого их память может быть утрачена навсегда. - Это что, в клинику до конца дней? - император был шокирован происходящим. - Как вариант, - отозвался капитан. - Я много видел отравленных нейротоксинами. И, похоже, наши командиры в серьезной опасности. - Получается, что эти отчеты – фикция? - император, потрясая документами в воздухе, гневался. - Вероятно, - отозвался командир эскадры. - Значит так, - начал Спеленкин, постепенно повышая голос, - травмированных в клинику. Они нужны мне живыми и здоровыми. Это, во-первых. Во-вторых, Глазвест и командир эскадры – через час в моем кабинете. В-третьих, в кратчайшие сроки созвать Старую империю. Только Старую империю! Впервые подчиненные видели, как старый император Спелёнкин кричал, ослепленный яростью от бессилия что-либо самостоятельно предпринять. «Империя стала слишком большой». Дойдя до дверей зала, он бросил через плечо: - Указания вы слышали. Исполняйте. И вышел… Спелёнкин не знал, сколько времени прошло с того момента, как он приехал в свою резиденцию – мысли о ставшей ему родной империи тяготили и не давали нормально воспринимать реальность. Вернул его к реальности стук в дверь. - Войдите. В дверях показались командир эскадры и Глазвест. - А, заходите. Подчиненные послушно расселись за столом. - Я недоволен вашим рейдом, - начал император. - Вместо того чтобы привезти предателей сюда, вы убили их. Да, я согласен, что они заслуживают суровой кары. Но судить их должен был совет, а не вы. Теперь о капитанах. Исходя из их состояния здоровья, я теперь уверен в том, что в мирах Новой империи далеко не тот порядок, который бы устроил и меня, и Старую империю. Сведения такой ценой меня тоже не устраивают. И я требую повышенного внимания к собственной безопасности каждого жителя Старой империи. - Слушаюсь, - отрапортовали хором оба гостя. - Кстати, почему для приземления были использованы маршевые двигатели? - Мы торопились вернуться. - Почему? - Командиры групп просили. - Значит, я правильно сделал, что отправил их в клинику. - Спелёнкин поднял трубку местной связи: - Передайте в клинику, что космонавты могут быть заразны. - И положил трубку на место. - Надеюсь, впредь вы будете осторожны. Вопросы есть? - гости отрицательно покачали головой. - Тогда идите. И император снова остался наедине со своими мыслями. *** Доктор ждал. Раздав всем желающим вакцину, Доктор приказал делегатам принять ее и пройти испытание. Причем каждому делегату Доктор указал на персональное испытание, которое для делегата должно было стать основным. И вот теперь Доктор ждал вестей на своей мертвой планете. Бросая скучающий взгляд на часы, Доктор не забывал и про радар, который захватывал обозримую территорию в радиусе тысячи километров, чтобы никто не подобрался незамеченным. К нему в командный зал космопорта поднялась Глория: - Что, не едут? - Нет, - вздохнул Доктор. - Не едут. - А когда должны приехать? - Прилететь они должны были еще утром. Сегодня утром. А их до сих пор нет. - А ты сам готов к войне? - Да, готов. В этот момент радар своим мерзким писком пообещал показать покусившегося на территорию Доктора. На круглом экране показалась быстро перемещающаяся точка. Данные указывали на то, что она – кто бы это ни был на самом деле – быстро входила в плотные слои атмосферы и приближалась к дому Доктора. - Кто бы это мог быть? - Не знаю, дорогая. Но мы это скоро увидим. Встав, Доктор подошел к окну. К нему присоединилась Глория, обняв его за талию. Вскоре они увидели быстро приближающийся корабль. Тот, явно не собираясь приземляться, пролетел мимо башни так, чтобы и Доктор и Глория увидели и узнали гостя, и стал быстро удаляться. Вернувшись к радару, Доктор увидел, что гость на большой скорости покинул планету. - Что бы это значило? - Доктор морщил лоб. - На твоем месте я бы вылетела на орбиту и проверила, что творится в системе. - Что ж, так и сделаем. Пошли. - Куда? - Туда, - улыбнулся Доктор, и, поцеловав Глорию в губы, вышел из зала. Сообразив, что надо идти за Доктором, Глория, включив защиту космопорта, оказалась на поле космодрома. Увидев Доктора на трапе корабля, Глория поспешила за ним. И вскоре оказалась возле него на мостике. - Ну? - Взлетим и осмотримся. - Доктор шарил руками по пульту управления, готовя звездолет к старту. Наконец корабль взлетел. Подняв борт на орбиту, Доктор включил все радары. - Смотри, на дальнем рубеже корабли, - вдруг сказала Глория. - Отлично. - Доктор увеличил нужный участок ближнего космоса – тот, где со слов Глории находились какие-то корабли – и присвистнул. Компания делегатов была взята в кольцо несколькими неизвестными звездолетами, значительно меньшими габаритами, но превосходящих в бортовом вооружении. Где-то поблизости с ними летали остатки одного из кораблей. «Похоже, одного делегата пустили в расход», - подумал Доктор и спросил: - Какова дальность, Глория? - Смотря для какого оружия. - Что у нас достанет до неизвестных? - Почти все. - Тогда включай лазер. Зажжем. - Хорошо. Глория поколдовала над пультом: - Готово. Осталось только направить. Прицелься точнее – рядом наши корабли. Когда на центральном экране появился прицел, Доктор навел его на самый дальний неизвестный корабль, и, выстрелив, приказал: - Защиту! Срочно! - Готово. На экране было видно, как огонь взрыва глотает корабль. А другие корабли тотчас начали поворачиваться в их сторону. - Глория, маневр, - распорядился он, наводя прицел на новую мишень. Все еще скрытый защитным полем, корабль Доктор быстро оказался вблизи места трагедии, и, выбрав нужный ракурс, снова выстрелил. Доктор рассчитал все точно – обломки взорванного звездолета не достали докораблей делегатов. - Нас все еще не видно? - осведомился Доктор, ища новую цель. - Пока не видно, - отозвалась Глория, снимая показания с приборов. - У нас еще две-три цели. Энергии лазеру хватит? - На два точно хватит. - Тогда – поехали. Выбрав труднодоступную цель – вражеский звездолет прятался за двумя делегатскими – Доктор выстрелил, внимательно следя за космическими течениями, постепенно относившими некоторые звездолеты к границе атмосферы. - Энергии батарей осталось на один выстрел. - Спасибо, Глория. Попробуй подключиться напрямую к реактору. - Сгорим. - Знаю, через резервный стабилизатор. - Мысленно Доктор выругал себя за то, что забыл про него. - У нас три цели. В этот момент оба почувствовали волну неосознанного страха, вмиг заполнившего все их существо. - Инфразвук, - с трудом сказала Глория. - Откуда? - С ближайшего корабля. - Подготовь нейтронное орудие к бою. Развернув корабль к ближайшему неизвестному, Доктор разрядил в него лазерную установку. - Нейтронное орудие готово – я подключилась к реактору. Лазер будет готов через минуту. - Спасибо, дорогая. «Вот и опробуем самое страшное оружие», - подумал Доктор, нажимая находящуюся под стеклянным колпачком кнопку. Выбранный мишенью корабль потух. - Дорогая, проверь: корабль умер? - Да, - сказала та через минуту. - У них начал сбоить реактор. Скоро рванет. - Надо наших уводить. - Мы обнаружены, - взволновалась Глория. - Орудие наведено. В этот момент корабль сотряс мощный толчок. - Повреждений нет. Атаковавший корабль уходит вглубь эскадры делегатов, - продолжала она. - Спасибо, дорогая, вижу. Лазер готов? - Да. - Сейчас мы его… - Доктор, включив маневровые двигатели, аккуратно – почти ювелирно – вывел звездолет на новый ракурс. И прицелился. Выстрелили корабли одновременно. Мощный толчок потряс корабль. - Защита устояла. Но реактор дал сбой, - доложила Глория. - У нас осталось не больше часа для того, чтобы приземлиться. А вражеский корабль, в свою очередь, скрылся в коме сжирающего его огня. - Хорошо. Пошли на посадку. Разошли закодированное указание на все корабли. Пусть выжившие идут на посадку там, где будут гореть маяки. - Хорошо. *** Планета Сторейса находилась в оживленном районе галактики, из-за чего, собственно, и была принята в состав Новой империи в числе первых – на равном, сравнительно небольшом, удалении от нее находились сразу четыре мира Старой империи. Именно из-за этого визиты, по сути, с другого конца обитаемой галактики в глазах патрульных выглядели бы более чем странно. Но, тем не менее, корабль Громова держал курс именно туда. На радаре появилась планета Сторейса. Но компьютер, вместо того, чтобы доложить об этом, доложил о другом: «корабль облучается радарным лучом». - Тревога! Мы обнаружены, - доложил Вася. - Кем? - Судя по мощности радиолуча, патрульным кораблем. - Вот еще не хватало, - нахмурился Саша. - Мы бомбу везем, и, на тебе, попались. - Саша, нас встречают. Тот взглянул на радар. Действительно, Сторейс выслал делегацию из десяти звездолетов ближнего действия. - Слишком поздно, - Саша прикинул в уме расстояние до источника луча и делегации. - Придется сначала встретиться с патрулем. А потом уже, если отпустят, с делегацией и самим Сторейсом. В этот момент динамик на пульте связи ожил: - Внимание! Немедленно лечь в дрейф и открыть корабль для досмотра! - Добро пожаловать, - отозвался Саша. Нажав на пульте несколько кнопок, он откинулся в кресле и закрыл глаза. Звездолет затормозился так, чтобы, плавая в дрейфе, не столкнуться с чем-нибудь. Двигатели выключились. И только после этого включились габариты, говорившие о готовности экипажа принять гостей на борт через открытую внешнюю дверь шлюза. До планеты Сторейса оставалось каких-то сто миллионов километров, и это больше всего было обидно. Получив условный сигнал, делегация повернула обратно к планете. - Что будем делать? - осведомился Вася. - Ничего, - со смешком отозвался Саша. - Но у нас на борту груз неизвестного происхождения. - У нас на борту груз переплавленного вулканического стекла, которое, согласно контракту, мы должны доставить на планету Сторейса. - А у тебя этот самый контракт есть? С демонстративной ленью Саша выудил из кармана запачканный буквами лист бумаги и протянул старпому. - «Контракт номер… - вслух прочитал Вася, - с кораблем, бортовой номер… так… на добычу… так… вулканического стекла, переплавить в гранулы, и доставить на планету номер… так. Сторейс». - Вполне официальный документ, - Саша взял из рук Васи контракт. - Да, - согласился старпом. - Там даже гербовая печать стоит. - Печать Старой империи. - Старой? - У Новой империи пока нет своих атрибутов власти. А потому деловые бумаги Новой империи ходят под печатью Старой. Но это только пока. - Не будем загадывать, - осторожно заметил Вася. - Время покажет. - Время, - задумчиво произнес капитан. - Оно-то действительно покажет. Корабль сотряс мощный толчок. - Есть стыковка, - доложил Гена. - Патруль? - Они самые. Один остался в катере, двое идут сюда. - Очень хорошо. Сейчас встретим. Когда в дверях мостика появились двое в форме имперского патруля, Саша даже не пошевелился, чего нельзя было сказать об экипаже – никто зазря не желал с ними встречаться. - Патрульная служба Старой империи, - сказал один из двоих. - Кто капитан? - Я – капитан, - отозвался Саша Громов. Развернувшись в кресле, он немигающим взглядом уперся в говорившего патрульного. - К какой планете приписаны и что здесь делаете? - заученно спросил патрульный. - Мы с планеты Тристарса. Новая империя. Учетная запись номер восемьдесят три. Бортовой номер можете проверить, он совпадает. - И что же вы здесь делаете, так далеко от родной планеты? - с интересом спросил патрульный. - Выполняем коммерческий контракт. - Коммерческий контракт? Боевой корабль? - Совершенно верно, - улыбнулся Саша. - Знаете ли, в мирное время звездолеты дальнего действия используются для черной работы. - И какую же работу выполняете вы? - Добычу, первичную обработку и доставку неорганических материалов. - Могу я посмотреть контракт? - посерьезнел патрульный. - Можете. Но сначала я хотел бы услышать о цели вашего визита. - Обычная проверка звездолетов дальнего действия. - Тогда моих слов вам должно быть достаточно. А если вам хочется пострелять, то так и скажите. - Мы на работе. - Мы – тоже. - Так что, будем разговаривать? - Вы – первые. - Хорошо, - согласился патрульный. И, собравшись с мыслями, сказал: - Недалеко отсюда неизвестные напали и расстреляли транспорт с ценным грузом. - Интересно, зачем? - Мы не знаем. Известно только, что это был звездолет дальнего действия. А потому досматриваем все таковые. - Вот теперь вы мне нравитесь, - улыбнулся Саша. Наконец-то встав с кресла, он сказал: - Теперь можно и поговорить. - Теперь ваша очередь, - изрек патрульный. - Хорошо. Мой экипаж выполняет контракт по добыче и первичной обработке с последующей доставкой заказчику полезных ископаемых. - Хорошо. Контракт при вас? - Да. Пожалуйста. Громов выудил из кармана контракт и вручил его патрульному. - Так-так-так… корабль… место добычи… товар… доставка… - бубнил патрульный, читая контракт. - И даже гербовая печать. - Все правильно? - А где груз? - осведомился патрульный, возвращая контракт Саше. - В трюме, разумеется. - Что ж, посмотрим. - Тогда следуйте за мной. Путь в трюм был недолог. Вот только дверей на этом пути было многовато. Все они были бронированными и требовали времени для открывания. И вот он трюм. Огромное помещение имело несколько как вертикальных, так и горизонтальных распорок. И в этом помещении недалеко от внешнего люка стоял большой свинцовый контейнер. - Здесь? - патрульный был удивлен тарой для перевозки стекла. - Да. - Откройте. - Пожалуйста. Только для этого надо подняться на сам контейнер. - Хорошо. Подлетевшие бортовые роботы с легкостью подняли обоих гуманоидов на крышу контейнера. Вскрыв пломбу, Саша показал патрульному содержание контейнера. - М-да, - протянул тот. - Куча гранулированного стекла. - Да. Куча. - Ладно. Закрывайте. Вернувшись на мостик, патрульный подхватил второго, и собрался, было, уходить, как вдруг обернулся к Громову: - Можете следовать дальше. - Благодарю. Когда патрульный катер отстыковался от звездолета, все вздохнули свободней. - Вперед, - распорядился Саша. - Сторейс ждет. И корабль, сориентировавшись в пространстве, продолжил полет. *** Отключив канал связи, Квазаранас задумался: «Похоже, придется действовать на свой страх и риск». Открыв сейф, он достал оттуда запечатанный пожелтевший от времени конверт. Конверт Квазаранасу был оставлен его предшественником, погибшим в боях за свою родную планету. Надпись на конверте гласила: «вскрыть в трудный момент». «А момент что ни на есть трудный, - подумалось Квазаранасу. - Очень трудный». Внутри оказалась короткая записка и лазерный диск, подписанный какими-то иероглифами. «Мертвый язык… Ну да, прошло лет сто, если не больше». Записка велела вставить диск в считыватель звездолета дальнего действия. «Что ж, полетаем, - решил Квазаранас. - Посмотрим, что из этого выйдет». Сложив содержимое обратно в конверт, он спустился в гараж. - Я улетаю, - сказал Квазаранас дежурному. - Понял, господин Представитель. - Буду скоро. Если что, я на связи. - Понял, господин Представитель. Сев в свой автомобиль, Квазаранас быстро выехал за город и понесся по грунтовой дороге к отсвечивающим на дневном солнце строениям космопорта. «Из этого полета я могу и не вернуться». Но Квазаранас уже решил лететь. Путь к зданию космопорта лежал через летное поле, на краю которого Представителя уже ждал начальник космопорта. «Уже доложили, - подумал Квазаранас. - Как быстро разносятся у нас вести». - Добро пожаловать, господин Представитель. - Мне нужен исправный звездолет дальнего действия. - Пожалуйста. На том краю поля стоит заправленный борт. Можете взять его. - Он с экипажем? В глазах начальника космопорта промелькнула тень не то страха, не то сомнения. - Вам нужен экипаж? - А что в этом такого? - Но на своем корабле вы летаете без экипажа. - Сравнили корабли среднего и дальнего действия. - Ну да, конечно, - потупился начальник космопорта. - Так что? - выжидательно спросил Квазаранас. - Сколько вам нужно пилотов? - Трех, думаю, будет достаточно. - Хорошо. Я пришлю вам трех опытных пилотов. - Они должны меня ждать у корабля. - Слушаюсь, господин Представитель. Направившись указанным курсом, Квазаранас видел, как начальник космопорта опрометью бросился к зданию, выкрикивая что-то вышедшим встречать его подчиненным. «Еж – птица гордая, пока не пнешь, не полетит». Но начальник космопорта успел. Когда Квазаранас подошел к звездолету на краю летного поля, его уже ждали трое пилотов: - Добро пожаловать, господин Представитель. - Сколько на борту орудий? - вместо приветствия спросил тот. - Три, - ответил один из пилотов. - Тогда занимайте места у орудий и готовьтесь к старту. - Есть, - отрапортовали пилоты и скрылись в чреве корабля. - Полетаем, - изрек Представитель, поднимаясь на мостик звездолета. Вставив диск в считыватель, Квазаранас сел в капитанское кресло и расслабился. На ожившем центральном экране всплыла надпись о минутной готовности, и полет начался. Выйдя за пределы планеты, корабль, сориентировавшись в пространстве, рванул с места с максимальной скоростью. «Интересно, куда это мы летим?». Включив радар, Квазаранас едва язык не проглотил – борт направлялся к Барьеру. «Запретное место во всей галактике. Никто по своей воле сюда не сунется. Что же мне здесь надо?». А корабль, в свою очередь, быстро приближался к страшной черте – ходили слухи о том, что Барьер никого и ничего не щадит. Весьма удобным было и то, что звездолет все время был невидим для других радаров. Когда до Барьера оставалось не больше минуты лету, Квазаранас зажмурился, ожидая столкновения. И открыл глаза только тогда, когда услышал писк со штурманского пульта – корабль без проблем преодолел Барьер и летел дальше. Теперь на радаре маячила небольшая планета, к которой стремился звездолет. «Теперь понятно, почему именно звездолет дальнего действия». А корабль, сделав два витка вокруг планеты, вошел в плотные слои атмосферы и пошел на посадку на одном из космодромов. «Интересно, кто же меня встретит?». Как только звездолет оказался на твердой почве, двигатели затихли, и на бетонное полотно спустился трап. «Ну, пошли». - Ребята, внимание! Я выхожу. Буду на связи. При первой же опасности сообщите мне и ждите указаний. - Понял, - отозвался один из пилотов. Квазаранас знал, что остальные тоже слышали его. У подножья трапа его ждал всего-навсего один гуманоид. - Добро пожаловать на Аванбарраси. Меня зовут Арванаири - А почему вы один? - Так задумано. И… мы ждали вас. - Я не очень-то в курсе событий. Не просветите? - Мне известно, что в определенный момент нужно убрать лидера несогласных миров. Но для этого из-за Барьера должен прилететь корабль и приземлиться именно на этой площадке. И вот еще что: пилот не должен быть из Старой империи, и он должен ничего не знать. - Значит, все совпадает. Я из союза ждущих. - Очень хорошо. - Вы должны в ближайшее время убрать своего лидера и остановить войну. - Что ж, раз время пришло, дело будет сделано. Я убью Доктора и остановлю надвигающуюся войну. - А против кого готовится Доктор? - Против всех. Он хочет безраздельно властвовать всей галактикой. - Значит, я вовремя. Действуйте. - Слушаюсь. Проводив Представителя, Квазаранас поднялся на мостик. - Ребята, отбой тревоги. - Понял. - Возвращаемся домой. Дело сделано. - Есть. Проглотив диск, считыватель несколько минут обшаривал космодром радаром. Затем высветил на центральном экране маршрут движения к планете Квазаранаса. - Хороший мальчик, - похвалил лидер ждущих звездолет. - Поехали домой. Прогрев двигатели, машина оторвалась от бетона, и, набирая высоту, ускорялась, чтобы уже на орбите выйти на максимальную скорость, и без задержек прибыть домой. *** Думал Посланник долго. Глеб ждал. Ждал, не выключая установку. Коротая время, он внимательно осматривал архив в прицел объектива сканера. И потихоньку крутил одно из колес настройки установки. - Очень интересно, - вдруг сказал он после довольно длительного наблюдения. - Здесь полно пыли. - А где пыль лежит более толстым слоем? - ожил Посланник. - А что? - внимательно посмотрев на собеседника, Глеб сузил глаза. - А то, что нам нужен момент истории примерно вековой давности. - Хорошо. Сейчас. Настроив установку, Глеб заглянул в объектив.

- Дальний стеллаж со свежими следами. Перекладывали книги там.

- Отлично. Вместе они прошли к нужному стеллажу и увидели толстые книги в твердой обложке. Стеллаж был лишь пронумерован, ничем не выдавая ценность лежащих на нем фолиантов. Открыв одну из книг, гости прочли: «ткань времени». - Оригинально, - проговорил Глеб, перелистывая страницу за страницей. - А вот то, что нам нужно. - История? - Не просто история. Это история империи, некогда бывшей просто неким союзом. Вместе они аккуратно перенесли книгу на стол. - Так, - землянин перелистывал страницы книги. - Вот момент создания империи… вот первая волна опоздавших… а вот и первая стычка между не… Стоп! Несогласные. Но ведь такого союза не существует. Впервые за долгое время Глеб чувствовал себя обманутым до глубины души. - Союз несогласных существует? - Императору об этом неизвестно. - А вам? - Нам известно, что сто лет назад часть миров отказалась вступать в империю. Тогда – во время первой стычки – они были высланы за Барьер с тем, чтобы те больше никогда не смогли вернуться. - Очень интересно. - И Глеб снова обратился к книге: - Вот смотрите: примерно в тот же период империя начала быстро расширяться. Вы можете пояснить? - Образовавшись, империя объявила крестовый поход против неверных. Силы были неравны, и остальным мирам пришлось пойти на их условия. - Спелёнкин – первый император? - Он – пока единственный император. - Посланник сделал паузу. - С тех пор, как длина жизни рядового жителя галактики приблизилась к двухсотлетнему сроку, сильные мира сего смогли продлить свой срок жизни примерно до трех сотен. - Откуда вы знаете? - Я насквозь вижу живых, - сказал Посланник и осекся. - Живых? А вы тогда кто? - Мы – бессмертные. - Всё интересней и интересней, - проговорил Глеб. - Значит, говорите, империя припугнула остальных? - Да. Но это только на первых порах. После изгнания несогласных не присоединенные миры начали договариваться как с самой империей, так и между собой. - Вот откуда Старая и Новая империи. - Да. - А сколько миров в составе Новой империи? - Уже больше, чем в Старой. Пока ненамного. Но перевес уже на их стороне. Желающих присоединиться – еще больше. Это так называемые ждущие. И все они настроены против Старой империи. - Все ли? - А это можно проверить. Можно слетать за Барьер. Можно слетать на один из ждущих миров. - Не верится, что все против Старой империи. - Поверите. Они хотят получить таможенные льготы, чтобы обмануть Старую империю и торговать не с империей, а со своими соседями. - Деньги и власть правят миром… империей. - Это было и будет. - Нет, все-таки не верится. - Глеб помотал головой. - Тогда летим. За Барьер? К ждущим? - Летим, - решился следователь. - Потом разберемся. - А здесь? Здесь все закончили? - Да. Нам повезло, что мы быстро нашли нужную книгу. И еще ваши знания. Вскоре он закрыл фолиант, и какое-то время постоял с закрытыми глазами. - Следователь, с вами все в порядке? - Да. - Глеб открыл глаза. - Мозаика сложилась. Теперь можно лететь. Вернув книгу на место, они собрали оборудование обратно в ящик и вызвали роботов. Молча и быстро доставив гостей обратно на космодром, роботы проводили их на борт звездолета Посланника. - Ну что, куда летим? - осведомился Посланник. - Выбирать вам. - Узнав мнение одной группы миров, я все сразу пойму, - размышлял вслух Глеб. - Кто ближе? - Планета Синокко. Это мир из категории ждущих. Кандидат в состав Новой империи. - Он расколется? - Нет. Никто в глаза не скажет, что ненавидит Старую империю. Это надо почувствовать. - Поехали. - Да, - спохватился Посланник, - к таким кадрам надобно подходить со своей легендой. - Будет легенда. Показывайте дорогу. Затормозившийся, было, на орбите планеты-архива звездолет, сориентировавшись в пространстве, взял курс на планету Синокко. - Можно применить телепортационный переход, - сказал Посланник. - Это их перепугает, и они попрячутся по норам. А выкуривать их нам не с руки, - трезво рассудил следователь. - Надо бы перекрасить корабль. - Не нужно, - отозвался Посланник. - Корабль раскрашен в цвета моей планеты. А по официальной версии моя планета держит нейтралитет. - Это потому, что вы – бессмертные? - Точно. Звездолет, развив максимальную скорость, быстро добрался до интересующей их планеты, и без предупреждения пошел на посадку. На летном поле Глеба встречал едва успевший добраться до летного поля Синокко: - Представитель Синокко. С кем имею честь?.. Тут Синокко увидел Посланника и у него слова застряли в горле. Обернувшись, Глеб жестом попросил Посланника не выходить из корабля. - Это кто? Это Посланник? - шепотом спросил Синокко, когда землянин спустился на поле. - А вы что, думаете, будто Посланник всего один? - улыбнулся следователь. - Не думаю… Недавно нам привезли телепортационные установки. Намекнули, что от них, - Синокко кивнул в сторону Посланника. - Их планета, как и моя, держит нейтралитет, - бросил Глеб нужный камень. - Вам хорошо. А нам придется драться со Старой империей. И не только с ней, хотя все другие тоже ненавидят Старую империю. - Тогда могу пожелать вам удачи в ваших начинаниях, - землянин пожал руку Синокко и поднялся на борт звездолета. В шлюзе Посланника не оказалось. Поэтому Глеб поднялся на мостик, где и нашел напарника. - Вы всё узнали? - Узнал все, что хотел. Расскажу по дороге. Возвращаемся к императору. - Отлично. Поехали, - отозвался Посланник. Взлетев, звездолет, выйдя на орбиту, лег на новый курс и начал разгон. 6 © Copyright: Вадим ДомбровичПросмотреть профиль автора
Комментарии: 00

www.beesona.ru

Лестница на эшафот (глава третья) - обсуждение произведений современной поэзии и прозы

3 Когда император остался один, на него нахлынули воспоминания. Воспоминания о Старой империи вовремя ее молодости. Вспомнилось ему и то самое собрание, с которого, по сути, все и началось.

Хор делегатов по поводу характера собрания еще бы долго продолжался, но тут вперед вышел Спелёнкин. Потребовав тишины, он сказал:

- Предлагаю провозгласить новый титул галактики. И предлагаю провозгласить империю.

В зале воцарилась мертвая тишина.

- Мы сможем помогать друг другу на случай, скажем, войны, - продолжал Спелёнкин. - И устанавливать единые для всей галактики торговые правила.

- Но для того, чтобы провозгласить империю, надо провозгласить императора, - парировал другой делегат. - Одно без другого невозможно.

- Предлагаю избрать императором одного из делегатов, - предложил кто-то из делегатов. - Но при этом не снимать с него ответственности за свой мир.

- А из кого формировать совет?

- Из нас самих. Чем не совет?

Вопрос был резонный.

- Итак, кто «за»?

Руки подняли все.

- Единогласно. Хорошо. А кто будет императором?

- Это будет труднее, - сказал Спелёнкин. - Но это все же разрешимо. И сделаем следующим образом: каждый напишет на листке бумаги имя кандидата. Но только не свое. И посмотрим, на кого укажет перст судьбы.

Так и сделали.

Больше всего голосов собрал Спелёнкин.

- Что ж, да не посрамит наш император свой титул и не даст в обиду галактику.

- Итак, - сказал Спелёнкин, - на правах императора прошу проголосовать за провозглашение империи. Кто «за»?

Руки подняли все.

- Кто «против»?

Возражавших не было.

- Что ж, благодарю за доверие. Империи быть!

Император улыбнулся. Тогда все было ново. Трудности преодолевались героически, галактика начала обретать цивилизованный облик. До тех пор, пока Спелёнкину не пришла в голову мысль убедиться в том, что в галактике больше нет населенных, а тем более цивилизованных миров.

Поначалу делегаты были против.

- Хорошо-хорошо, - сказал император. - А теперь представьте себе ситуацию, когда наши миры, ни с того, ни с сего, начали подвергаться варварским нападениям. Агрессоры появляются из ниоткуда, и исчезают невредимыми. И где их искать, чтобы воздать по заслугам, если мы у себя дома ничего не знаем о соседних созвездиях? Боимся высунуть нос за пределы своей родной планеты, а на собрание прибываем по телепортационным каналам. Это ли империя?.. Нет, это сборище жалких трусов, а не империя. - Замолчав, Спелёнкин внимательно оглядел делегатов.

С минуту те молчали, а затем начали скандировать:

- На разведку!

Из раздумий императора вырвал стук в дверь.

- Да-да, войдите, - спохватился Спелёнкин.

В дверях показался Посланник: - Вы звали меня, хозяин? - Да, - император задумался, выковыривая из переплетения мыслей нужную. - Вот что, для начала пригласи ко мне всех офицеров нашего разведфлота. - Разведфлота нашей планеты или империи? - Нашей. - Слушаюсь, хозяин. - Постой, - Посланник обернулся в дверях. - Когда сделаешь это, установишь телепатическую связь со следователем с Земли, и, если ему понадобится помощь, обеспечишь. - Слушаюсь, хозяин, - Посланник выжидательно смотрел на императора. Спелёнкин чувствовал на себе тяжелый взгляд существа, способного не только на телепатический контакт с простым обывателем, но и на телепортационный бросок, возможно, через всю галактику. - Теперь иди. Если будет что-то срочное, можешь выходить на меня по телепатической связи. - Слушаюсь, хозяин. Оставшись один, император облегченно вздохнул, подумав: «Надо же было мне несколько лет назад наткнуться на их планету в глухом районе галактики, самом близком к Ядру. - И тотчас одернул себя: - Преданней, пожалуй, не только во всей галактике, но и во всей вселенной не найдешь». Усталость брала свое, и император начал дремать прямо в кресле. Но вскоре его разбудил голос секретарши: - Офицеры собрались. Запускать? - Да-да, - ответил Спелёнкин заспанным голосом, и едва успел привести себя в порядок перед тем, как в кабинет вошли разведчики. Молча рассевшись за столом, они приготовились слушать. «Многовато их для десяти-то планет. Ничего, толпой быстрее справятся», - подумал император и сказал: - Благодарю за оперативность. А теперь к делу. На прошедшем собрании империи мы приняли в ряды Новой империи пять миров. Кто из вас знает, кто проверял их перед принятием? - Разрешите мне? - спросил один из офицеров. - Да, пожалуйста. - Если я точно помню, то проверку принятых сегодня миров проводили передовые отряды имперского космофлота. - Понятно. - Спелёнкин знал эти отряды и помнил, что те всегда проверяли планеты на скорую руку. А потому сказал: - Нужно проверить эти миры еще раз. - Что искать? - Всё, что запрещено. Только таким образом, чтобы никто не узнал о цели вашего визита. - А если найдем? - Результаты проверок мне на стол. Я сам решу, что с ними делать. Это, во-первых. А во-вторых, у нас на подходе в состав Новой империи еще пять планет. Проверить надо и их, дабы принимать их в состав Новой империи со спокойной душой. Вас тут пятнадцать. Так вот, десятеро из вас отправятся на планеты-кандидаты. А пятеро – на те планеты, которые приняты в Новую империю на последнем собрании. Вопросы есть? - Разрешите? - Да. Встал один из офицеров: - Что нам делать, если встретим вооруженное сопротивление? - Сопротивление жестоко подавлять. Те, кто оказывает сопротивление, что-то скрывают. А значит, они наши враги. Если понадобится, уничтожить планету полностью. - Ясно. - Еще вопросы? Ответом было молчание. - Тогда идите. Кабинет императора снова опустел. Император расслабился в кресле и задремал. Просыпаясь на какой-то звук, Спелёнкин успел подумать: «Не дадут старику спокойно помереть. Во сне». Открыв глаза, император не сразу определил, что именно его потревожило. Наконец, наклонившись к пульту связи, император сказал: - Слушаю. - К вам начальник патрульной службы, - доложил динамик голосом секретарши. - Ну, пусть зайдет, - нехотя ответил император. Войдя в кабинет, начальник патрульной службы не стал садиться, а остановился перед столом. - Слушаю вас, Глазвест. - Ваше Императорское Величество, поскольку я подчиняюсь напрямую вам, то и пришел именно к вам. - Жалуйтесь. - Несколько часов назад я получил сигнал бедствия от своего патруля из зоны срединных миров. - Но там у нас либо только-только вступившие в Новую империю миры, либо ждущие принятия в империю. - Совершенно верно, Ваше Императорское Величество. Так вот, как нам удалось выяснить, сигнал пришел с планеты Гриброста. - А Гриброста как раз на прошедшем собрании приняли в состав Новой империи, - словно размышляя вслух, проговорил император. И добавил: - Хорошо. Переправьте полученные с планеты Гриброста данные нашему разведфлоту. Только вам желательно поторопиться – флот убывает совсем скоро. - Слушаюсь, - отрапортовал начальник патрульной службы. - Идите. Оставшись в одиночестве, император пожелал непременно досмотреть сон, от которого его так жестоко оторвали. * * * Войдя в лабораторию, Доктор увидел, что пациент снова лежит на каталке, скрытый под простыней до шеи. Сквозь белую ткань просвечивали атлетические формы мужского тела. - Глория, - позвал Доктор. - Я здесь. Девушка вошла в лабораторию с черного хода, ведущего через оружейный склад далеко за пределы здания лаборатории. - Ты что, вооружалась? - Нет, - улыбнулась та, - проверяла пути к отступлению. - Хочешь сказать, что на нас могут неожиданно напасть? - Очень может быть, - согласилась медсестра. - Во-первых, могут заподозрить, что мы не хотим делиться вакциной. Во-вторых, если у них не получится собрать телепортационные установки, то, вероятно, они захотят организовать охоту на нас, дабы захватить и нашу установку, и нашу вакцину. - Не получится, - Доктор указал на пациента. - Он защитит нас. - Но существует одна сложность, - вставила Глория. - Не понял, - нахмурился Доктор. - Какая такая сложность? - Формулу… то есть воедино вакцину мы собирали достаточно долго. В теле пациента. А теперь все собрано в одном шприце. - И при этом, заметь, ни один ингредиент не утратил своих свойств. - Это еще надо проверить. - Ты хочешь устроить еще одну проверку? - Да. Полученный состав нужно опробовать. - Давай. Доктор начал закатывать рукав, но Глория остановила его: - Вакцину коли мне. - С чего это вдруг? - Если ты умрешь, то некому будет исправлять ситуацию. Думаю, что в твоих силах оживить меня, если я умру. - Хорошо. Давай. Приготовив вакцину, Глория подошла ко второй каталке и начала раздеваться. Доктор застыл как вкопанный. Такого он явно не ожидал. Не раз видав и ощущав ее, Доктор сейчас чувствовал себя студентом, впервые попавшим на стриптиз-шоу. Все больше и больше соблазнительного загорелого тела Глория показывала Доктору, совершенно не обращая внимания на то, что тот, видимо, не отдавая себе отчета в своих действиях, начал подходить к ней сзади, чтобы заключить в своих нежных и страстных объятиях. На узкие плечи падали черные как смоль пышные волосы. Загоревшая ровным слоем – без следов купальника – спина имела вид песочных часов с аккуратными нежными формами ниже поясницы, плавно переходящими в идеально ровные ножки. Глория была самой соблазнительной из тех, кого Доктору доводилось встречать до сих пор. Наконец, она нагнулась, чтобы снять самую интимную деталь своего туалета, и, показав Доктору предмет его мечтаний, резко выпрямилась. Повернувшись к нему лицом, Глория, быстро оценив ситуацию, подарила мужчине звонкую пощечину, дабы привести того в чувства. - Не время, - заявила она. - А если ты умрешь, и я не смогу тебя вернуть? Вместо ответа она мгновенно оказалась на нем… Отдышавшись, Доктор трезво посмотрел на любовницу-помощницу. Но всего-то каких-то пару минут – медсестра быстро добралась до каталки и спряталась под простыней. - Теперь-то можно колоть? - Да, - облегченно вздохнул Доктор, вводя вакцину в вену Глории. Вид у него был такой, словно он убивает ее. Введя препарат, Доктор отступил на несколько шагов, включил дополнительный генератор, и каталку с девушкой окружило мощное силовое поле. Мерцая в искусственно свете, оно четкой линией на полу показывало зону своего действия. Вскоре вакцина начала действовать. Глория выгнулась дугой. Ее тело трясло, словно в лихорадке, но, тем не менее, не падала с каталки. Лазерные сканеры показывали, что ее пульс подпрыгнул до запредельной величины. «Она может умереть от разрыва сердца», - с тревогой думал Доктор, но сделать уже ничего не мог – процесс перестройки организма был необратим.

Включив на генераторе дополнительные режимы, Доктор подстелил под каталку антигравитационную подушку. Но Глория, словно обессилев, вдруг рухнула на каталку, и теперь уже изредка подавала признаки жизни, подергивая то рукой, то ногой.

Приборы показывали, что она жива, вот только ее состояние они определяли как бессознательное, указав, что это «с большой долей вероятности». «Что же с ней сейчас творится, если даже приборы затрудняются точно определить ее состояние?», - думал Доктор, смотря на показание приборов. Судя по пульсу, она должна была спать, но время от времени конвульсирующее тело само красноречиво говорило совершенно о другом. «Ну, будем надеяться, что все обойдется», - решил он, отправляясь спать. Часа через два его разбудил сильный металлический лязг. Проснувшись, Доктор определил, что шум доносится из лаборатории. Осторожно заглянув внутрь, он увидел, что Глория уже проснулась. Стоя посреди сдерживающей ее зоны, она, обнаженная и обворожительная, обращалась с остатками каталки как с пластилином, периодически швыряя уже бесформенный кусок металла в стенку силового поля. Металл, как водится, отбрасывало от силового ограждения с металлическим грохотом. - А, ты уже проснулась, - улыбнулся Доктор, и, смело войдя в лабораторию, едва не пожалел об этом. Увидев мужчину, женщина издала нечленораздельный звук и швырнула в его сторону остатки каталки. Но силовое поле не дало ей убить его, отбросив кусок металла. - Глория! Ты что, не узнаешь меня? Это же я, Доктор! Замерев на месте, она немигающим взглядом уставилась на Доктора, и выражение ее лица начало меняться. Наконец, улыбнувшись, Глория сказала: - Ой, Доктор. Это и в самом деле ты. А где каталка? - Ты сломала. - Неужели, - медсестра, посмотрев себе под ноги, увидела остатки каталки. - Это что, я сделала? - А ты попробуй восстановить каталку. И большими глазами Доктор наблюдал за тем, как Глория, быстро выпрямив металлические конструкции, восстановила медицинское оборудование. Сев на каталку, она сказала: - Теперь мужчины узнают, что такое «женщина в ярости». - Ужас, - проговорил Доктор. - Ну, ты выпустишь меня? - Глория, уперев руки в боки, смотрела на Доктора немигающим взглядом. - Да-да, - спохватился тот, едва справившись с влиянием ее красоты на его волю. Выключив генератор, Доктор позволил медсестре одеться. Правда, ненадолго. Им овладело желание, и он стремился осуществить его именно сейчас. Отвлекая внимание Глории поцелуями, быстро избавил ее от одежды и овладел ею. Она не возражала. Доктору показалось, что она и сама разгорелась страстью. И они снова утонули в океане блаженства. Лежа на полу лаборатории между каталками, они, измученные и счастливые, улыбались и ласкали друг друга. - Хочешь, чтобы я стал таким же сильным, как и ты? - спросил он вдруг. - Да. - Она приподнялась на локте и заглянула в его глаза. - Хочу. И время как нельзя кстати, - она оглядела обнаженный стан Доктора. Растянувшись на восстановленной медсестрой каталке, Доктор позволил ей ввести себе вакцину. - Включи генератор, - сразу потребовал Доктор, - и не выключай, не убедившись, что это именно я. - Хорошо, - она поцеловала его в губы, и, подойдя к генератору, заперла Доктора в надежной тюрьме. Поначалу Доктор ничего не почувствовал. И даже удивился разливающейся по телу теплоте: «Очень странно ведет себя вакцина». И вдруг вакцина дала о себе знать. В следующую секунду страшная боль пронзила тело, заставив его выгнуться на каталке дугой. Боль не давала расслабиться, и, казалось, пульсировала во всем теле, не давая ни на чем сосредоточиться. Ему казалось, что даже мыслям больно. Через какое-то время боль начала спадать. Но спадать как-то странно. Скачки были такой силы, что Доктору казалось, будто мышцы вот-вот лопнут от натуги, а сердце проломит грудную клетку и выскочит наружу. Затем Доктора объяла темнота. Очнувшись, он обнаружил себя запертым непонятно в чем. Встав с чего-то твердого и холодного, он попробовал прорваться через непонятный заслон, но тот не позволил ему этого сделать. Тогда он попробовал сломать заграждение тем, на чем спал. Не вышло. Не задумываясь, он скомкал в бесформенный кусок металла свою кровать и с криком ярости швырнул в сторону появившегося в помещении незнакомца. Безуспешно. - Доктор! Это же я, Глория! Знакомая речь заставила его остановиться. Доктор почувствовал, как красный туман неизвестно откуда взявшейся ярости рассеялся, и вспомнил не только Глорию, но и лабораторию. - С возвращением, - улыбнулась она, выключая генератор, и, не скрывая желания, обнаженная повисла у него на шее. * * * Корабль Тристарса, совершив пару витков вокруг планеты, начал входить в плотные слои атмосферы. И Тристарс и Тронстоун думали о своем, как вдруг Тристарс спросил: - Тронстоун? - А?.. Да, слушаю, вас. - Тронстоун, я вот о чем вас хотел спросить, - Тристарс на ходу строил фразу. - Вы можете сделать ещё «черных сердец»? Вопрос Тристарса застал Тронстоуна врасплох. «Если я скажу, что нет, то подпишу себе смертный приговор, - пронеслось в голове директора института. - А если скажу, что да, то еще неизвестно, чем все это закончится», - и на свой страх и риск сказал: - Да. - Сколько? - Не обещаю большого количества, но, думаю, что много. Глянув на поле космодрома за бортом, Тристарс покинул мостик звездолета, оставив Тронстоуна наедине со своими мыслями. Тот, в свою очередь, не долго думая, забрав оба своих чемодана, пересел в собственный аэрокар и быстро добрался до института. - Доброй ночи, директор, - приветствовал его охранник. - Соберите мне персонал взрывотехнической лаборатории, - потребовал тот. - Понял, - с готовностью отозвался тот. Поднявшись к себе, Тронстоун не обнаружил на месте секретаршу. «Ну да, ночь же на дворе», - спохватился он. Настенные часы показывали два часа ночи. Оставив дверь в кабинет открытой, Тронстоун сел за свой стол, и, включив компьютер, поискал почтовые сообщения, которые ему должны были прислать с привезшего «черное сердце» звездолета. Но сообщений не было. «Ладно. Разберемся», - решил Тронстоун, и выключил компьютер, когда в дверь постучали. - Могли бы уже и войти, - не поворачивая головы, проворчал он. - Открыто. Но вошедший не отзывался. Повернув голову, Тронстоун обомлел. Перед ним в черном плаще стоял таинственный гость. - Посланник? - заикаясь, произнес он. - С чем пожаловали? - Советую вам оставить вашу затею. - Кто вы? И что вам известно про «черное сердце»? - насторожился директор. Но гость лишь повернулся к нему спиной и вышел. «Очень странно все это». Через несколько минут в кабинет ввалилась команда взрывотехнической лаборатории: - Вызывали? - Да. - И когда гости расселись за столом, продолжал: - Найдите тот звездолет, который привез «черное сердце». И привезите еще. - Как много нужно «черных сердец»? - Как можно больше. Это все-таки оружие. К тому же к ним нужны еще и блоки управления. Встав, ребята собрались, было, выйти из кабинета, как Тронстоун спросил: - Вы, когда поднимались ко мне, никого не видели? - Нет. А что? - Ничего, - отмахнулся директор. - Ладно, идите. Оставшись один, Тронстоун подумал: «Интересно, почему гость отговаривал меня заниматься «черным сердцем»?». Довольный происшедшими событиями, Гриброст возвращался на свою планету. Он гордился собой. Тем, что он и его мир с первого раза попали в состав империи. Новой, но все-таки империи. И именно это открывало перед ним заманчивую перспективу. «Если я сейчас сдам блоки имперским силам, то ждущие останутся с носом. Вот будет потеха!», - улыбался он. Но, влетев в систему, Гриброст насторожился: ожили датчики недавнего изменения структуры пространства. И они показывали сильное отклонение от нормы. «Это может быть только в том случае, если у меня были гости. Очень много гостей». Включив форсаж, Гриброст быстро домчал до родной планеты. То, что он увидел, ввергло его в шок. По орбите носило остатки какого-то звездолета. С трудом, но Гриброст узнал их. Они когда-то были патрульным кораблем. «Что же здесь могло случиться, если на орбите болтаются остатки патрульного звездолета?». Тут он вспомнил, что патруль всегда состоял из трех кораблей. «А где же еще два корабля?». Страшная догадка промелькнула в его мозгу. Невольно поведя рычагами управления вперед, Гриброст направил корабль на космодром. Намеренно выключив экран внешнего обзора, он решил взглянуть на все лично. Спустившись на бетонное поле, Гриброст увидел встречавшего его министра обороны. Больше никого на космодроме не было. - Что случилось, министр? - Краем глаза Гриброст осматривал поле. И, конечно, обнаружил остатки еще двух звездолетов из состава патруля. И исчезновение приготовленного для Старой империи груза. - Господин Представитель, - откашлялся министр. - За время вашего отсутствия на космодром было совершено нападение неизвестных. Нападавшими было применено нейтронное оружие. - Жертвы? - Около сотни человек из персонала космодрома. Нападавшие забрали приготовленный вами груз, и, расстреляв патрульные корабли, исчезли. - Много было нападавших? - Больше сотни звездолетов. - Потери восстановлены? - Имущества или персонала? - Персонала, конечно. - Разумеется, господин Представитель. - Да, и уберите отсюда этот… мусор, - Гриброст указал на остатки постройки и искореженный металл, некогда бывший патрульным имуществом. - Тут у нас не кладбище… Но не уничтожайте – они понадобятся как вещественные доказательства. - Слушаюсь. - И почистите орбиту – там еще один мертвый патрульный корабль. - Слушаюсь. Поднявшись на борт своего корабля, Гриброст, подняв его на орбиту, направился к Тристарсу, где его встретил дозорный звездолет. - Доложите Тристарсу, что прибыл Гриброст. - Хорошо, - отозвались по рации, и через несколько минут сказали: - Приземляйтесь. Космодром Тристарса был гораздо больше его космодрома, и если бы не встречающая его делегация, то Гриброст заблудился бы… Выслушав рассказ Гриброста в присутствии Эсперострова, который прилетел немногим раньше, Тристарс задумчиво спросил: - Вы оба точно уверены в том, что это сделали именно ждущие? - Да, - хором ответили те. - Хорошо. Я сообщу кому надо. Идите. И оба новеньких вышли из кабинета Тристарса. * * * Добравшись до родной планеты, Синокко вздохнул с облегчением: патрульных кораблей не было. «Или они действительно ушли к самому страшному миру во всей галактике – проклятую страшной чумой планету Унисот, чтобы погибнуть там. Либо испугались гнева императора». - Лечь в дрейф, - тем не менее, распорядился он. - Обыщите радарами орбиту и ближний космос. Если что-нибудь подозрительное найдете, поднимайте боевую тревогу. - Слушаюсь, - отрапортовал старпом. - Разрешите вопрос? - Да. - Синокко вместе с креслом повернулся к старпому. - Почему при встрече с патрулем во время вылета за оборудованием вы боевую тревогу не объявили? - Ну, во-первых, для этого корабли пришлось бы перестраивать в боевые порядки; во-вторых, на патрульных кораблях нейтронное оружие всегда готово к бою. - Вы спасли всем нам жизнь, не объявив боевую тревогу. Тем временем радары сектор за сектором обследовали орбиту вместе с ближним космосом. И доложили: «посторонних нет». - Посторонних на орбите нет, - доложил штурман. - Тогда приземляемся. - Есть. - И передайте команду на остальные корабли. - Слушаюсь, капитан. Со стороны это выглядело потрясающе: плавающий на орбите планеты ковер, начиная с одного угла, стал заваливаться, словно под ним начала проваливаться почва. Уходя с орбиты, корабли один за другим входили в плотные слои атмосферы, и, зависая над сборочными цехами, разгружались, после чего приземлялись на дальнем краю космодрома. Приземлившись, Синокко спустился на бетонное поле и прямиком направился к цехам. Но цеха были безлюдны. У ворот Синокко встретил начальника космопорта. - Господин Представитель, за время вашего отсутствия прилетал Квазаранас. Посмотреть корабли. «Это что же, Квазаранас проверяет меня?», - подумал Синокко и спросил: - Почему цеха пусты? - Я уже отослал вызов рабочим. Через час они начнут работать. - Хорошо. Но учтите, что через пару часов прибудут еще две-три сотни груженых звездолетов. - Нам не привыкать. - Дай-то Бог. Кстати, вот еще что: часов через семь-восемь у нас могут появиться имперские силы. - Мы готовы к любым неожиданностям. - Так вот, к появлению имперских войск наши звездолеты из цехов должны исчезнуть. - Сделаем. - Тогда за работу. Если что-то срочное, то вы знаете, как меня найти. - Понял, господин Представитель. Оставив начальника космопорта у цехов, Синокко, взяв свою машину, направился в город. Доехав до своей резиденции, Синокко поднялся к своему кабинету и обнаружил странную картину: неизвестные ему рабочие монтировали какой-то аппарат в виде дверной коробки с кодом доступа в кабинете секретарши – недалеко от ее стола. - Это еще что такое? - возмутился Синокко. - Это же ваш заказ. Телепортационная установка. - Так, - Синокко начал кое-что понимать. - А инструкция к ней есть? - Вот. - Инженер вручил ему коробку с лазерными дисками. - Тут есть и списки абонентов. - Хорошо. Посмотрим. - Тогда мы пошли. Установка готова к работе. - Постойте-ка. - Что еще? - нахмурился инженер. - А кто дал вам указание собрать установку здесь? Инженеры переглянулись, и собеседник Синокко сказал: - Гость в черном плаще. - Хорошо, - Синокко сник. - Идите. Когда инженеры ушли, Синокко, даже не взглянув на секретаршу, закрылся в своем кабинете. «Ладно. Посмотрим, что за абоненты у нас тут». Перенеся содержимое дисков в компьютер, Синокко вывел на монитор получившийся список данных. В середине списка фигурировал список абонентов телепортационной установки. А следующим пунктом в списке значилась инструкция по использованию установки в экстренных случаях. Открыв список абонентов, Синокко невольно пересчитал их поименно. Как он и подозревал, их оказалось столько, сколько нужно. «Кто же так великодушно преподнес нам на тарелочке с голубой каемочкой грозу галактики?». Не зная, что можно и нужно делать в этом случае, Синокко включил пульт экстренной связи, и, набрав нужный номер, дождался ответа: - Слушаю. Синокко узнал голос. Это был Квазаранас. Его планета тоже была в списках счастливых обладателей телепортационных установок. - Это Синокко. - Да. Слушаю вас. И Синокко подробно рассказал Квазаранасу историю с неожиданным подарком. - А что за список? - осведомился тот. - Список всех ждущих миров, - отозвался Синокко. - А в нем есть миры Эсперострова и Гриброста? - По-моему, нет. - Вот что, берите всё, кроме самой установки, и прилетайте ко мне. - Слушаюсь. Положив трубку, Синокко, собрав в карман все диски, и, выходя из кабинета, сказал секретарше: - Я уехал. Буду нескоро. - Поняла. На космодроме, куда его домчал самый быстрый из находившегося в резиденции транспорта автомобиль, Синокко спросил: - Корабль готов? - Да. Курс? - К Квазаранасу. На совет. - Понял. Пренебрегая всеми мерами безопасности – как собственной, так и всем союзом ждущих – звездолет Синокко напрямую прилетел к планете Квазаранаса. На космодроме Синокко встречал сам Квазаранас: - Привезли? - Да. - Тогда здесь сразу и посмотрим. У начальника космопорта. Стоящий рядом начальник космопорта не возражал. Ознакомившись со списком, Квазаранас задумчиво произнес:

- Кто-то посторонний в курсе всех событий. И хочет столкнуть нас с Новой империей. Похоже, они хотят, чтобы мы перебили друг друга.

- Но кто бы это мог быть? - Тот, о ком мы ничего не знаем. * * * Стоя у трапа звездолета, Глеб наблюдал за тем, как один за другим к ним прилетали грузовики, и, разгрузившись, улетали. «Как хорошо, что звездолет Посланника больше обычного рейсового корабля. Там точно поместится все то, что мне нужно», - улыбался землянин. Выгруженные перед звездолетом ящики бортовые роботы утаскивали в трюм. Отмечая каждый ящик в своем списке, Глеб сверял коды, дабы потом быть точно уверенным, что они ничего не забыли. И вот, записывая код очередного ящика из последней партии привезенного груза, парень не нашел его в своем списке. А бортовой робот уже зацепил ящик, чтобы утащить его в трюм. - Стоять! - рявкнул следователь так, что все десять роботов замерли в том положении, в каком их застал его приказ, тараща на него свои фасеточные глаза. - Положить груз! Роботы выпрямились в ожидании следующего приказа. Подойдя к нужному ящику, Глеб, положив на него руку, сказал: - Этот ящик останется здесь. Остальные ящики – на борт. Роботы похватали оставшиеся ящики и быстро скрылись в трюме звездолета Посланника. - Принеси сканер, - сказал Глеб стоящему возле неизвестного ящика роботу. Железный слуга, скрывшись в сумраке трюма, вскоре вернулся с довольно-таки внушительным прибором. Закрепив сканер на стенке ящика, Глеб включил его. Всплывшая на мониторе картинка возмутила его. Поднявшись на мостик, землянин, ни слова не говоря Посланнику, вышел в эфир: - Говорит следователь. Капитанам кораблей, доставивших грузы на площадку номер сорок четыре, прибыть на нее в срочном порядке. - Что случилось? - осведомился Посланник. Совершенно спокойный, он даже не повернул голову в сторону Глеба. - Меня пытались обмануть. - Будете разбираться? - Обязательно. Без этого груза можно и не лететь. - Я могу поприсутствовать? - Как вам заблагорассудится, Посланник. Посланник спустился на летное поле вслед за Глебом и наблюдал за его разговором с десятком капитанов. - Покажите мне грузовые накладные, - потребовал следователь. Те показали требуемые листы. Но ни в одной из накладной злополучный ящик не значился. Не значился в накладных и так ожидаемый Глебом груз. - Вот что, загружаете этот ящик в свой трюм и летите вместе с нами на тот склад, где вам выдавали груз в последний раз. - Понял, - отозвался оставленный из всей компании Глебом капитан. - Прокатитесь с нами? - снова услышал Посланник от землянина. - Я так понимаю, что это в наших общих интересах. - Правильно понимаете. Уже через полчаса все втроем оказались на складе, где должен был находиться ожидаемый Глебом ящик. Встречал их робот-кладовщик. Глеб вручил ему заявку на груз. - Минуту, - проскрежетал он и скрылся в глубине вместительного помещения. Вскоре Глеб заметил, что ожил складской кран. Номер ящика, который привез кран, точно соответствовал указанному следователем. - Вот. - Возьмите выданный вами по ошибке груз, - процедил землянин, переписывая бортовой номер робота. - Конечно-конечно. Когда обмен грузами состоялся, Глеб с Посланником вернулись на корабль. - Теперь мы можем лететь? - Теперь можем. Взлетев с Земли, корабль Посланника быстро вышел на границу солнечной системы. - И часто у вас случается такое? - вдруг спросил Посланник, когда корабль, затормозившись, брал новый курс. - Вы о чем? - О ящике. - А, это у нас на некоторых складах космодрома сохранились роботы старой серии. Еще не всех заменили. Но теперь заменят – я успел отправить рапорт начальнику космопорта. - Вы не жалеете, что потребовали вернуться за приборами на Землю? - Нет. В этот момент бортовой компьютер пискнул в знак готовности следовать по новому курсу, написав на центральном экране: «искомая система найдена». И Посланник разрешил старт. Звездолет сначала пробила ощутимая дрожь, затем она ушла, и Глеб почувствовал, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой. С трудом повернув голову, он посмотрел на Посланника. Тот, как ни в чем ни бывало, сидел в кресле. Словно ускорения и не было. Вскоре перегрузки снизились – инерция корабля выровнялась по отношению к скорости – и на центральном экране показалась звездная карта с отмеченной звездой. И цифра, которой была подписана звезда, стремительно уменьшалась. - Вот нужная нам звезда, - холодно сказал Посланник. - На ее второй планете находится нужный нам архив. Ускорение нарастало, но корабль уже вошел в нужный режим и перегрузки почти не ощущались. В какой-то момент скорость перевалила за световую. И Глеб не удивился исчезновению с центрального экрана карты звездного неба. Улучив момент, он закрыл глаза, дабы те отдохнули. Он бы так и заснул, но вдруг начал вываливаться из кресла. Открыв глаза, Глеб увидел перед звездолетом систему «Сумерки». - Прибыли. - Корабль, назовитесь! - потребовал динамик металлическим голосом. - Посланник. - Подтвердите свою личность! - потребовал динамик. И через минуту добавил: - Назовите цель вашего визита! - Посещение архива на планете «Песочные часы». Еще минуту подумав, динамик сказал: - Продолжайте движение. - Благодарю. - Как вы подтвердили свою личность? - спросил до сих пор молчавший Глеб. - Телепатия, - неохотно отозвался Посланник. - Я вызвал императора. И он подтвердил мою личность. Корабль, в свою очередь, быстро домчал до нужной планеты. Под маской облачного покрова планета скрывала свою металлическую кожу. Видневшиеся постройки имели металлический вид. - Ту что, всё из металла? - Да. - А кто здесь живет? - Здесь не живут. Здесь существуют роботы. Периодически сюда залетают корабли технического обслуживания. А так здесь нет ничего живого. - Тут жарко? - Нет, холодно. Так что предлагаю одеться. И потеплей. А корабль уже шел на посадку. 4 © Copyright: Вадим ДомбровичПросмотреть профиль автора
Комментарии: 00

www.beesona.ru

Как это снято: «Лифт на эшафот»

Идею для своего первого полнометражного игрового фильма 24-летний Луи Маль нашел в одноименном детективном романе Ноэля Калефа. Любопытно, что знакомство начинающего режиссера с книгой о роковом влиянии случая на человеческие судьбы было чистой случайностью. Чтобы не скучать в поезде, Маль приобрел на вокзале занимательное чтиво под названием «Лифт на эшафот». В дороге молодой кинематографист, уже успевший поработать сорежиссером Жак-Ива Кусто («В мире безмолвия», 1956) и ассистентом Робера Брессона («Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет», 1956), понял, что из романа может получиться классический фильм-нуар. Особенно Маля впечатлила завязка, в которой герой, замысливший идеальное преступление, становится жертвой собственной фатальной оплошности. Развивать эту интригу дебютант решил вместе со сценаристом Роже Нимье. В итоге у соавторов получилось произведение, куда более многослойное, чем книга Калефа, и более сложное, чем типичный фильм-нуар.

На съемках фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Начинается «Лифт на эшафот» признанной канонической сценой — в ней любовники обсуждают по телефону преступный план, способный сделать их свободными. Затем следует собственно убийство: бывший военный Жюльен Тавернье стреляет в Симона Каралу, своего босса и по совместительству — мужа сообщницы, после чего по тросу спускается к себе в кабинет. С виду смерть оружейного магната выглядит как суицид, ведь выстрел был сделан из пистолета шефа, доставшегося Тавернье от его супруги Флоранс Карала. Но есть одно «но» — отвлекшись на телефонный звонок, Жюльен забывает про веревку, повисшую за окном. Свой промах убийца замечает лишь на улице и, чтобы его устранить, вновь заходит в офисное здание. Но на дворе вечер пятницы, а потому стоит Тавернье начать подниматься на лифте, как охранник выключает электричество и покидает помещение. Так Жюльен оказывается запертым на весь уикенд, а киноповествование тем временем приобретает еще две фабульные линии. Одна связана с парочкой легкомысленных ребят, решивших поиграть в «красивую жизнь» и угнать автомобиль Тавернье. Другая — с той самой мадам Карала, которая мучается в догадках, куда подевался ее сообщник, не явившийся на встречу спустя полчаса после разговора из экспозиции. По жанровым законам нуара за преступлением неминуемо следует наказание, а потому герои всех трех линий оказываются своего рода заложниками. Жюльен — лифта, служащего прообразом неизбежной в дальнейшем тюрьмы. Луи и Вероника — собственной глупости, следствием которой станет двойное убийство в мотеле и расплата за него. Флоранс — мрачного Парижа и вихря сомнений, которые роятся в ее голове во время бесплодных попыток отыскать возлюбленного на неуютных улицах. Собственно, эта рефлексия главной героини и есть та нетипичная для нуара черта, о которой упоминалось ранее. Мадам Карала разительно отличается от расчетливых роковых блондинок, которые хладнокровно действуют по схеме: 1. Соблазнить охочего до легких денег симпатягу; 2. Избавиться его руками от мужа-богача; 3. Получить причитающееся вдове и сдать горе-любовника в лапы правосудия. Об истинной цели Флоранс напрямую не сообщается, но все ее внутренние монологи и финальное признание указывают на искреннюю привязанность к Жюльену (или, по крайней мере, стремление заполнить любовью внутреннюю «буржуазную» пустоту). В поведении героини угадывается отчаянное желание вырваться из «золотой клетки», снять с себя маску невозмутимой привилегированной особы и обрести счастье на воле вместе с возлюбленным. Недаром фотографии Флоранс и Жюльена, ставшие решающей уликой против них, показывают пару улыбающимися людьми на лоне природы.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Но какими бы благими ни были намерения мадам Карала и других персонажей, война осталась позади, а значит — далеко не все средства хороши, чтобы переломить обстоятельства, мешающие жить так, как хотелось бы. Все герои «Лифта на эшафот» так или иначе мечтали уйти от безысходности. Тавернье после подвигов на поле боя тяготила служба «пресмыкающегося клерка». Луи и Веронику — низкое социальное положение и бедность. Флоранс — чинная жизнь с нелюбимым человеком. Но, выбрав для смены участи огнестрельное оружие, все они проиграли и угодили в еще большую безысходность. Впрочем, как и общество, оказавшееся после колониальных войн в состоянии девальвации духовных ценностей и экзистенциального кризиса. Эту тенденцию также препарирует многослойный детектив Маля.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films  

Кастинг: интеллектуальная Моро, мрачный Роне, дерзкий Пужули и хитрый Вентура

Образ необычной, мятущейся femme fatale был буквально создан для Жанны Моро, чей любовный и творческий союз с режиссером завязался в 1957 году и продлился семь лет. Роль в «Лифте на эшафот» стала поворотной в карьере актрисы, которая до этого играла в театре «Комеди Франсез» и снималась в не самых заметных фильмах. Луи Маль открыл в ней ту самую интеллектуальную красоту, которую впоследствии оценил Франсуа Трюффо, сделавший Моро одной из икон «новой волны». Флоранс Карала в ее исполнении — это удивительное сочетание аристократической сдержанности и бури эмоций внутри, ангельских черт и опасности, преступных наклонностей и жертвенности. При минимуме макияжа (требование Луи Маля) героиня выглядит куда большей женщиной-загадкой, чем роковые красавицы с густо накрашенными губами из американских нуаров. Таинственность у Флоранс (видимо, как и у Моро) в крови, поэтому грим ей не нужен.

На съемках фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

На роль экранного возлюбленного, с которым мадам Карала ни разу не встречается в кадре, Маль пригласил Мориса Роне. Годом ранее актер прославился, сыграв романтического героя в «Колдунье» с Мариной Влади. Здесь же ему предстояло воплотить образ депрессивного мужчины, которому трудно отыскать свое место в мирной жизни. Потенциал для подобной роли в Роне разглядел сценарист Роже Нимье. Действительно, внутренняя надломленность и одиночество оказались актеру к лицу. В дальнейшем он неоднократно демонстрировал их на экране — в том числе в картине «Блуждающий огонек» (1963), завершившей своеобразную «трилогию безысходности» Луи Маля, начатую «Лифтом на эшафот» и «Любовниками».

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Будто пришедшего из американского кино «бунтаря без причины» в кожаной куртке по имени Луи сыграл семнадцатилетний Жорж Пужули, который, несмотря на юный возраст, был уже достаточно опытным актером. Первая слава пришла к нему в одиннадцать лет после роли в фильме «Запрещенные игры» Рене Клемана — режиссера, который в 1960-м поставит другой (по отношению к «Лифту на эшафот») французский детективный шедевр «На ярком солнце» с участием Мориса Роне, чей «ледяной тон» был открыт Малем. Экранной партнершей Луи стала дебютантка Йори Бертен, достоверно воплотившая образ наивной девушки, мечтающей о славе хотя бы на страницах криминальной хроники. Ну а разоблачить всю «преступную четверку» было поручено звезде французских гангстерских фильмов Лино Вентуре. Внешне его комиссар Шерье кажется куда более опасным, чем горе-убийцы, а потому в его приговоре читаются даже нотки сочувствия к Флоранс и Жюльену, чье идеальное преступление пало жертвой безжалостного фатума.

Локации: модернизированный Париж

Еще одну важную роль в картине, безусловно, играет городская среда. Выбирая в качестве локаций самые современные достижения цивилизации, Маль изображает Париж более модернизированным, чем в ту пору город был на самом деле. В кадре, в частности, — оснащенное по последнему слову техники здание на улице рю Курсель 29-31, где расположился концерн Симона Карала и двухуровневый мост Бир-Акейм, оборудованный одновременно для пешеходов, автомобилей и железнодорожного транспорта.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Париж предстает местом, где можно найти все, что угодно, для комфорта, который зачастую подменяет людям духовные ценности и порабощает их. Так, блуждающая вдоль Елисейских полей героиня Жанны Моро тщетно пытается отыскать на парижских улицах любовь, обещающую ей свободу, но, увы, именно этого город своим жителям дать не может.  

Визуальное решение: документализм, символизм и культовые автомобили

Еще одним символом комфорта, который не гарантирует душевного покоя, выступают «навороченные» автомобили. Их изображение, как и панорамы Парижа, играет важную роль в визуальном решении картины. Машина Жюльена Тавернье — это престижный Chevrolet Deluxe 1952 года, олицетворяющий для угонщика Луи роскошь и богатство, которыми он не может обладать.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Следующим авто, которое крадет зарвавшийся юнец, становится еще более эксклюзивный Mercedes-Benz 300 SL 1954 года выпуска. Машина с откидными дверцами, напоминающими крылья чайки, системой прямого впрыска топлива и другими технологическими изысками, опередившими свое время, до сих пор имеет массу поклонников среди ценителей редких автомобилей. Впрочем, для французских Бонни и Клайда из «Лифта на эшафот» лучший спорткар XX века оказывается роковым, ведь именно из-за него Луи совершает нелепое двойное убийство.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Происходящие угоны и погони служат контрастным противопоставлением заточению Жюльена Тавернье в клаустрофобической кабине лифта. Причем, покинув его, герой, решившийся на убийство ради свободы, почти сразу оказывается в очередном замкнутом пространстве. Это инфернальная черная комната допросов, которая может свести с ума похлеще лифта.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films

Картина полна и других символических объектов, которые множатся, создавая необходимый саспенс. Предвестниками тюремного заключения для Флоранс становятся сначала ворота, которые она нервно трясет в надежде попасть в здание Карала. Затем решетка, рядом с которой мадам со спутником сидят, случайно угодив в участок.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Внутреннее состояние героини идеально передано в сцене долгого прохода по ночному Парижу, где дождь символизирует печаль и слезы, а тусклый свет фонарей — ощущение беспросветности. Стоит отметить, что съемки данного эпизода стали возможны, благодаря появлению более компактной и мобильной техники, возможности которой Анри Декэ использовал по полной. Так, благодаря менее громоздкой камере, оператор, находившийся на заднем сидении машины угонщиков, смог снять зрелищную дорожную сцену. Впрочем, как и множество других городских эпизодов, редких для тогдашнего кино, а потому сблизивших «Лифт на эшафот» с фильмами «новой волны».

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Кроме того, операторская манера Декэ отличается переходами от крупных планов к общим (и наоборот), экспериментами с ракурсами, обращением к глубинной мизансцене и каше (показ «через замочную скважину» коридора в кабинете Симона Карала, в конце которого убитый сидит за столом, а на заднем плане через окно отчетливо виден Париж), использованием приема «взгляд Бога» в изображении шахты лифта, а также — той самой беспристрастной, почти документальной съемкой, которую так любят отмечать все пишущие о фильме.

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films Холодная фиксация событий и дурных предзнаменований, становящихся по ходу действия все более очевидными (от черной кошки на балконе Тавернье до черной комнаты), нагнетает напряжение эффективно и ненавязчиво. Пожалуй, это один из главных секретов пленительной магии «Лифта на эшафот».

Кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Фото: Nouvelles Editions de Films  

Звуковое оформление: «прохладный джаз» Майлза Дэвиса и «звуки природы»

  Другой секрет — саундтрек Майлза Дэвиса, столь же ненавязчивый, но атмосферный, как и визуальная подача. Сотрудничество Маля с гениальным американским музыкантом состоялось благодаря большому фанату джаза Жан-Полю Раппно, который в ту пору был ассистентом режиссера. После парижского выступления Дэвиса в ноябре 1957 Раппно познакомил джазмена и постановщика. Дэвис посмотрел фильм и придумал несколько обрывочных мелодий, которые наиграл на пианино в номере отеля. Через пару недель, в декабре он собрал в студии четверку сессионных французских музыкантов (его американский квартет в ту пору переживал период распада), выдал гармонии «гостиничных» композиций и запустил показ кадров из фильма. В ходе этого процесса родились уникальные импровизации в стиле кул-джаз, которые прославили «Лифт на эшафот» на весь мир и задали моду на использование подобной музыки в кино. Меланхоличной отстраненности саундтрека и визуального ряда в картине противостоят яростные раскаты грома. Во-первых, они символизируют злой рок и неотвратимую «кару небесную» для героев-преступников. Во-вторых, тревожные «звуки природы» напоминают, что, несмотря на некоторые отступления от канонов жанра, перед зрителем фильм-нуар. Один из лучших нуаров в истории кино. Обложка: кадр из фильма «Лифт на эшафот» (1957) / Nouvelles Editions de Films Теги
  • Кино
  • Практика
  • Как это снято
  • Лифт на эшафот

tvkinoradio.ru


Смотрите также

Корзина
товаров: 0 на сумму 0.00 руб.

Стеллажи Тележки Шкафы Сейфы Разное

Просмотр галереи

 

Новости

Сделаем красиво и недорого

На протяжении нескольких лет работы в области складского хозяйства нашими специалистами было оснащено немало складов...

08.11.2018

Далее

 

С Новым годом!

Коллектив нашей компании поздравляет всех с Наступающим Новым 2012 годом!

02.12.2018

Далее

 

Работа с клиентом

Одним из приоритетов компании является сервис обслуживания клиентов. На примере мы расскажем...

01.11.2018

Далее

 

Все новости
 


 

© 2007-2019. Все права защищены
При использовании материалов, ссылка обязательна.
стеллажи от СТ-Интерьер (г.Москва) – изготовление металлических стеллажей.
Электронная почта: info@st-int.ru
Карта сайта